Ош. Будни номера 103

Автор -
371

    Врачом скорой помощи быть нелегко. Ошские медики – не исключение. На городской станции работают 50 бригад, на каждую из которых приходится 9 тысяч человек. Самое главное для скорой – вовремя прийти на помощь. Но нередко самой большой проблемой на пути к пациенту становятся пробки на дорогах.

    «Ну вот, смотри, даже с включенной мигалкой не пропускают», – говорит врач Байыш Бекташев. А водитель сигналит, нервничает.

    «И так почти каждый день. На улице Навои всегда пробки, машины паркуют прямо на обочине, невозможно объехать, да еще и дорога узкая», – жалуется водитель «скорой» Ахмад.

    Машина скорой помощи под номером 16 застряла на пересечении улиц Навои и Ленина, где дорога ведет к автовокзалу и центральному рынку. Пока мы ждали, когда пропустят машину, Байыш рассказывал о других проблемах. Бывает, пациенты оказываются агрессивными, когда врачи приезжают по вызову. «Например, жена встречает скорую, а муж не пускает врачей в дом. Либо пьяный, либо немного не в себе. Был случай, когда с топором нас встретили», – вспоминает он.

    Байыш и Ахмад работают вместе на станции уже 24 года. Их 16-я бригада реаниматологии ездит на новых машинах, подаренных одной немецкой компанией: их три, и они оборудованы специальными приборами.

    «Бывает, что и заблудиться можно. На некоторых домах нет номеров, и названия улиц иногда нигде не указаны. Из-за этого можно и опоздать к пациенту», – продолжает Байыш.

    Мы проехали по нескольким улицам, зашли к постоянным пациентам Бекташева, у которых он проверил давление. Потом по рации получили сообщение: «Возвращайтесь на станцию».

    Станция скорой медицинской помощи в Оше была образована в 1961 году, ей отвели здание, построенное еще в 1932 году и принадлежавшее Управлению Памирскими дорогами. В 60-х годах появились и первые кареты скорой помощи. А на весь город тогда работали всего два фельдшера.

    «Скорая» слушает…

    В диспетчерской раздается звонок. Трубку берет старший врач Хафиза Миргазизова. Она записывает в тетради возраст, адрес, симптомы болезни. И сама по телефону объясняет, что нужно делать.

    «Иногда по телефону даем советы. Звонящему кажется, что проблема серьезная и требует приезда скорой, но выслушав человека, я иногда сама могу сказать, что надо делать. Потом они перезванивают и благодарят».

    Хафиза Миргазизова закончила Среднеазиатский медицинско-педиатрический институт в Ташкенте по специальности педиатр. На станции она уже 34 года. Начинала работать на выездах, а в 2000 году была назначена старшим врачом.

    «Сейчас, в летнее время, скорую чаще вызывают люди, у которых высокое артериальное давление. Конечно, бывает, что и напрасно вызывают. По телефону кричат, что человеку очень плохо, просят срочно выехать. Врачи приезжают, и оказывается, что повода паниковать не было. Иногда пациенту из-за стресса плохо становится. Но мы обязаны вызов принять и выехать, потому что только на месте можно определить, что случилось», – говорит Миргазизова.

    В комнате отдыха, куда пошел Байыш, несколько фельдшеров смотрят телевизор и играют в шашки. Среди них оказался молодой травматолог Анвар Назаров. Он всего год работает на станции, и пока ему здесь нравится. В этот момент по радио объявляют: «Первая бригада, на выезд!». Анвар надевает халат и идет в диспетчерскую.

    Через минуту погружаемся в машину. Молодой фельдшер Эрали занес в салон аптечку. Едем по городу с включенной сиреной.

    «Я сюда пришел после окончания медицинского института. А мои друзья не захотели, сказали, что зарплата маленькая. В среднем она 13-15 тысяч сомов», – говорит Анвар.

    Главная проблема – пробки

    Водитель не заблудился, и на узкой улочке сразу нашел среди частных домов нужный. Из ворот вышла женщина и помахала рукой.

    Пока Эрали измерял ее мужу давление, а потом делал укол для его снижения, Анвар выяснил, что у мужчины бронхит и посоветовал несколько лекарств. Подождали, убедились, что лекарство подействовало, и пошли в машину.

    Со станции сообщили еще об одном вызове. Нужная улица была недалеко, и через несколько минут врачи уже были там. У девушки был припадок и судороги. Эрали сделал девушке укол, а Анвар успокаивал родителей и мужа: «Все будет нормально, это из-за стресса. Дайте ей холодной воды, и она успокоится».

    «Невестки, живущие вместе с родителями мужа, нередко испытывают стресс, наверное, еще и скандалы были. Это все копилось внутри этой молодой женщины и сейчас такими судорогами вышло наружу. В таких случаях мы даем успокоительные препараты», – рассказывает Анвар по дороге на станцию.

    По его словам, врачам скорой приходится работать и на дороге, когда прямо у них на глазах происходит авария. Они остаются на месте происшествия, а на их вызов отправляется другая бригада. «Но таких случаев было мало. Аварии обычно ночью происходят, когда за рулем пьяные оказываются», – говорит Анвар.

    Иногда бригада по дороге забирает пьяного и везет на станцию. Там, в комнате медицинской помощи, этот человек отсыпается, и его отпускают. Также в эту комнату приходят пациенты, которым нужно получить уколы.

    Кабинет главного врача находится рядом с диспетчерской, и из окна приемной виден весь автопарк, здание, где отдыхают врачи. Водители отдыхают у себя, в гараже.

    «На данный момент у нас на постоянных выездах 16 машин, работают 144 сотрудника. А санитарные машины появились в 1974 году, тогда же были образованы и первые реанимационные бригады: кардиологическая, общая и детская», – рассказывает главный врач станции скорой помощи Джумали Токтосунов.

    По словам Токтосунова, одна бригада, состоящая из водителя, фельдшера или врача, обслуживает 9 тысяч человек. Количество выездов в сутки доходит до 220. «Сейчас у нас 50 бригад. Но проблема – в нехватке врачей, которые работали бы постоянно. Обычно молодой врач приходит после института, поработает полгода, максимум год, и уходит», – говорит главврач.

    Сам Токтосунов уже 27 лет работает на этой станции. Раньше, по его словам, тут были те же проблемы. Правда, сейчас нет проблем с бензином, медикаментами, автозапчастями. А вот с ложными вызовами и хамством людей – есть. Но прежде хамство все же проявлялось реже. И в наши дни появился еще один момент, с которым раньше скорая не сталкивалась: пробки на дорогах.

    «Автомобилей в городе было намного меньше. И всегда пропускали скорую, если у нее включена сирена. А сейчас из-за огромного количества машин не проехать, и бывали случаи, что теряли много времени, и пока ехали к пациенту, ему становилось хуже», – говорит главный врач. Как преодолеть эту проблему, он не знает.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться