Если бы не она: Мира Джангарачева

Автор -
4015

Мастерская слова совместно с K-News взяли интервью у общественного деятеля, независимого эксперта по развитию Миры Джангарачевой. Изначально планировалось узнать, кто повлиял на ее становление, успешную карьеру. Но разговор получился гораздо глубже и содержательнее. Ее рассуждения о женщинах в политике, о существующей дискриминации, об экспертном потенциале современных женщин пропущены через призму собственного восприятия и акцентированы на том, что было уже сделано и что делается сейчас, чтобы достичь гендерного баланса в Кыргызстане.

О сильной женщине

Я расскажу о девочке, которая столкнулась с трудностями. Она пережила репрессии отца, войну и трудности послевоенного периода. Люди того поколения прошли через голод, нужду, разруху и потери. Эта девочка все перенесла с достоинством, выросла, вышла замуж и воспитала шестерых детей. Она могла бы назвать себя счастливой. Она не сделала политическую карьеру, но сделала прекрасную журналистскую карьеру. Объездила весь Кыргызстан. И именно от нее я узнала, что такое сильные духом женщины Кыргызстана, как они преодолевают трудности, любят детей и работают на благо страны. Эту женщину зовут Фатима Мукашевна Байгельдиева. Она – моя мама. Мама

Ей пришлось пережить и потерю троих сыновей. Но если бы не она, то страна не знала бы ни обо мне, ни о моих сестрах: известной художнице Розе и Нуриле − талантливой журналистке, которая живет и работает в Венгрии. Я до сих пор удивляюсь, как маме и папе, ничего не знающим в то время о гендерном равенстве, удалось воспитать нас гендерно ориентированными, самодостаточными и счастливыми людьми. Мы получили отличное образование, многого достигли и счастливы. Раньше на вопрос, кто на вас повлиял, на кого вы хотели быть похожей, я приводила в пример очень знаменитых и известных женщин, но только не маму. Я рада, что я поняла и осознала, что за всеми моими успехами стоит эта удивительная женщина, создавшая корни и истоки моего успеха.

мирмама3

О скрытой дискриминации

Если бы меня спросили, испытывала ли я дискриминацию, я ответила бы, что нет. Мне до сих пор кажется, что явной, открытой дискриминации в нашей стране не существует, но есть скрытая. В Кыргызстане очень много делается, чтобы показать, что у нас есть равноправие, но факты − вещь упрямая. Например, будучи депутатом парламента в 1995 году из ста пяти депутатов я была одной из пяти женщин. Работая в мэрии, правительстве, парламенте, как обычно, из трех-четырех заместителей, только одна – женщина. И, как правило, они занимаются только социальными вопросами и не вовлечены в систему госуправления и принятия решений на политическом уровне. Существующая выборная система скрыто дискриминирует доступ женщин к парламентской системе управления, партийному строительству и коррумпирована. Вся выборная система построена таким образом, что женщину в партию может пригласить лидер политобъединения, при этом требуется внести огромный финансовый вклад. При формировании партийного списка этих женщин отодвигают подальше. Мы все знаем о прецедентах «выдавливания женщин» и несправедливой сдачи депутатских мандатов. Это и есть дискриминация. На региональном и местном уровне этих нарушений гораздо больше.

О квотах

Когда-то я выступала против квот, но сегодня я их поддерживаю. Квоту честную и справедливую, чтобы мы могли наверстать упущенное и помогли вернуться к тому уровню, который у нас был. Квоту, которая даст гарантию женщинам, что им откроют доступ к участию в важных системообразующих процессах.

О конвенциях

В 1995 году в составе национальной делегации я приняла участие во Всемирной конференции женщин в Пекине. Вернувшись, мы смогли создать новую основу для продвижения женщин и их прав. Мы ратифицировали ключевые международные Конвенции ООН по защите прав женщин. Обязательства, взятые страной в соответствии с конвенциями, очень важны, и государство должно нести ответственность за их выполнение. Сегодня такого органа, который следил бы за реализацией норм конвенций, нет. Раньше это был Национальный совет при президенте, благодаря которому эффективно исполнялась национальная политика по продвижению женщин, сегодня она практически не выполняется из-за отсутствия институционального инструмента реализации и политической поддержки на высоком уровне.

О глобальном партнерстве

Кыргызстан − активный игрок в реализации Целей устойчивого развития (ЦУР). Мы получили шанс сделать огромный шаг вперед, и здесь успешно реализованные в Кыргызстане направления Пекинской платформы действий (1995 год) и новые цели устойчивого развития для страны во многом перекликаются и дополняют друг друга. Через эту возможность мы могли бы продвигать интересы женщин, интегрировать их в различные международные процессы, особенно, связанные с сохранностью природных ресурсов, вовлечение женщин в новые проекты и тренды образования, обучения, доступа к новым технологиям, инновациям, вплоть до использования и применения зеленых технологий, возобновляемых источников энергии. Звучит, возможно, странно, но именно женщины в селах занимаются хозяйством, заняты домашними заботами, воспитывают детей, решают проблемы продовольственной безопасности и влияют на качество человеческого капитала. Поэтому они не должны выпадать из этого процесса на глобальном, региональном и национальном уровне, иметь доступ ко всему, что позволяет им чувствовать себя востребованными и сильными. Связав задачи гендерного равенства, продвижения и поддержки женщин на всех уровнях с Целями устойчивого развития, мы могли бы войти в глобальную повестку и через недавно созданный Национальный совет по УР при правительстве КР влиять на развитие страны.

О гордости

Я горжусь моими коллегами из экспертного сообщества, профессионалами своего дела и имеющими высокое доверие на международном уровне. У нас сильное гражданское общество. И государство должно в полной мере воспользоваться этим потенциалом для понимания и продвижения новых трендов развития. За все процессы, которые сегодня требуют внимания в этой сфере, в первую очередь должно отвечать правительство, парламент. Это обязательство перед международным сообществом по Конвенциям ООН, которое, к сожалению, нуждается в серьезном исполнении. Нам нужно вернуться к этому подходу, но уже с новыми знаниями, видением. Эти знания могут дать нам женщины с сильным экспертным потенциалом, прекрасным образованием, навыками и полным пониманием ситуации. И самое главное, что за этими женщинами стоят их сторонники и последователи. Они добились всего своим трудом, жизненной позицией и безупречной репутацией.

О ролевых моделях

Каждый третий гражданин в Кыргызстане – молодежь. Из этих 1 млн 700 тыс. молодых людей 63% проживает в сельской местности, только каждый второй закончил школу, каждый восьмой имеет высшее образование и безработный. Каждый второй преступник – это молодой человек до 28 лет, каждый пятый − наркоман. В связи с этим, дабы сохранить страну, мы должны менять приоритеты и ролевые модели для вовлечения молодежи в развитие страны. Мы должны использовать образованных, мотивированных, самодостаточных и эмоционально развитых людей для занятия ниш и «вливания» их во все уровни управления и процветания страны.

Социальные лифты

К сожалению, социальных лифтов в Кыргызстане нет. Без денег, связей, подкупа одаренному молодому человеку очень трудно найти работу, где его навыки были бы востребованными. Многие ребята готовы работать в государственной системе, с прекрасным образованием, опытом учебы и работы за рубежом, но они «чужие» для страны.

Государство должно использовать потенциал женщин не только в социальной сфере. Наши женщины достигли многого, они себя не потеряли, они приобрели высокую самооценку. И, если эти женщины, работая с молодежью, думали бы о них, как о своих детях, и дали бы им все то, что они стремились бы дать своим детям, то наша молодежь смогла бы обрести себя. Но женщины должны искать партнеров на всех уровнях среди мужчин, родителей, коллег, представителей бизнес-ассоциаций, региональных институтов, чтобы они стали нашими союзниками в сохранении страны.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться