Что связывало генерала Артура Медетбекова с исчезнувшим российским бизнесменом Яковлевым, которого ищут три месяца? Версии СМИ

Автор -
926

С момента таинственного похищения миноритария Кировского завода, бизнесмена Максима Яковлева прошло уже три месяца. Но за это время никакой обнадеживающей информации о его местонахождении от силовых ведомств не поступало. Зато в геометрической прогрессии множатся слухи. Один из них кажется вполне правдоподобным — исчезновение бизнесмена является следствием давнего столкновения с интересами генерал-майора ГКНБ Кыргызстана Артура Медетбекова, говорится в статье сайта «Преступная Россия» — «Тамбовское» ОПС, чеченский след и проблемная Киргизия. Что стало причиной исчезновения совладельца Кировского завода?»

Порочный круг

Пропавший бизнесмен, несмотря на свою успешность и весьма солидное состояние, хорошим расположением среди коллег по бизнесу не пользовался. Напротив, у Максима Яковлева на момент исчезновения было немалое количество недоброжелателей, причем не только в России. О том, что у босса были высокопоставленные враги, знали даже сотрудники его компании «Полиграфоформление». О том, как у Яковлева складываются отношения с бизнес-кругами Северной столицы, могли бы, пожалуй, рассказать обитатели элитного дома по адресу ул. Благодатная, 24. Но такого уровня предприниматели, если уж и делятся своими наблюдениями, то исключительно с близким кругом.

Напомним, совладелец Кировского завода и владелец холдинга «Полиграфоформление» Максим Яковлев пропал на территории Абхазии, будучи якобы похищенным ночью 20 июня из элитного отеля Afon Resort Hotel, принадлежащего родственникам абхазского миллиардера и мецената Муссы Экзекова. Здесь предприниматель проживал с апреля 2018 года. СМИ упоминали, в частности, что Максим Яковлев поселился в Абхазии, чтобы обойти закон о статусе валютного резидента и не отчитываться потом перед государством о своих заграничных счетах.

яковлев1.jpg

Пропавший Максим Яковлев

Сведения же о самом бизнесмене весьма противоречивые. Сотрудники «Полиграфоформления», например, считают его скромным и трудолюбивым руководителем, которые избегал публичности. В других кругах его знали как представителя экономического крыла «Тамбовского» ОПС с большим опытом рейдерства. Тем не менее сейчас среди его главных оппонентов называют генерального директора Кировского завода Георгия Семененко, с которым Яковлев воюет уже 9 лет.

Наша справка: Максим Яковлев, член совета директоров Кировского завода, имеет влияние на 25% акций предприятия. Акционером завода бизнесмен стал в 1994 году с помощью скупки ваучеров у населения и последующих инвестиций. Тогда же он приобрел и компанию «Полиграфоформление». Активы бизнесмена оцениваются в 1,5 млрд рублей. ОАО «Полиграфоформление» производит этикетки для таких компаний, как «Кока-кола», «Марс», «Кэдбери», фабрика им. Крупской и др.

семененко2.jpg

Генеральный директор Кировского завода Георгий Семененко

Вторая группа недоброжелателей — бывшие партнеры по полиграфическому бизнесу из Киргизии, среди которых выделяется фигура генерал-майора КГБ СССР, а затем ГСНБ Киргизии Артура Медетбекова. По остаточному принципу среди «проблемных» зон Максима Яковлева можно назвать и историю с корейским бизнесом, который источники иначе как «коммерческой сектой» не называют. По некоторой информации, корейские коллеги пролоббировали получение Яковлевым некого крупного кредита (якобы под залог оборудования «Полиграфоформления»), который возвращен не был. Источники говорят, что кредит был взят у полукриминальных корейских боссов.

Непроходимые акции

История конфликта Максима Яковлева с генеральным директором Кировского завода Георгием Семененко уходит корнями в середину 2000-х. Именно тогда член совета директоров Кировского завода Максим Яковлев подал иск к предприятию в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области с целью узнать, кто является истинным бенефициаром завода. В своем исковом заявлении он требовал предоставить ему списки лиц, участвующих в годовом собрании акционеров и другие документы. По понятным причинам руководству завода это было не нужно. Еще тогда ходили упорные слухи о том, что предприятие через банк «Россия» принадлежит братьям Ковальчукам, которые планировали завладеть контрольным пакетом акций завода, чтобы потом использовать его огромные площади под девелоперские проекты. Общая площадь принадлежащих заводу земель составляет 1 млн квадратных метров — плюсуем к этому выход к Финскому заливу, продаем под застройку ЖК и получаем миллиардную прибыль. К тому же способы приобретения земли в сегодняшних реалиях могут быть разные, к примеру, через офшорные структуры.

киргизия.jpg

Артур Медетбеков

Вероятно, весь этот расклад не был секретом для такого ловкого бизнесмена, как Максим Яковлев. За последние несколько лет он с другими миноритариями подал около 40 исков к совету директоров завода. В них он как раз оспаривал продажу дочерних предприятий завода («ПТЗ-Инвест», «Синтез» и «Петросталь-Инвест» неким офшорным компаниям).

Сегодня же ситуация складывается другим образом. Последние несколько лет Яковлев отказывается продавать генеральному директору Кировского завода Георгию Семененко свой пакет акций предприятия, чем раздражает, по данным источников, не только его, но и истинных владельцев завода. Яковлева, по некоторой информации, не устраивала сумма сделки, хотя она была весьма серьезной.

На берегах Иссык-Куля

Бизнес в Киргизии, по данным источников, также мог быть причиной исчезновения Яковлева. Именно там в 2010 году к нему обратилась группа бизнесменов, заявив, что хотела бы развивать с ним полиграфический бизнес. Предложение казалось интересным, и Яковлев инвестировал в иностранное предприятие средства, закупив оборудование в Германии. А затем в Киргизии произошла «тюльпанная революция». И вот тут мнения сторон расходятся. Сторонники Максима Яковлева утверждают, что киргизские бизнесмены выставили его из страны, забрав оборудование и не выплатив ни гроша. Другая сторона, представляющая бизнесмена Олега Подобедова, заявила, что «банда Яковлева» собиралась провернуть с ООО «Полиграфоформление» преднамеренное банкротство с целью сокрытия хищения нескольких миллионов долларов.

яковлев2.jpg

Максим Яковлев (слева)

Ситуация приняла серьезный оборот, когда в 2010 году фирма заключила договор с охранной фирмой «Альфа-центр», созданной при Общественном объединении ветеранов антитеррора «Альфа», президентом которого был генерал ГСНБ Киргизии Артур Медетбеков.

После революции генерал занял пост первого заместителя ГКНБ Киргизии. Как считают знакомые Максима Яковлева, в те горячие революционные дни сотрудники охранной фирмы, которые должны были охранять имущество «Полиграфоформления», ворвались туда и все разграбили. Официальная версия киргизской стороны была иной. На ее территории располагалось имущество типографии «Континент-принт», принадлежащей сыну президента Киргизии Марату Бакиеву. Люди генерала Медетбекова не дали разбушевавшейся толпе все растащить. Впоследствии типография была национализирована государством, так как печатала учебники для школ по государственному тендеру.

После революционных преобразований на территорию «Полиграфоформления» в Киргизии явились следователи и все опечатали. Затем история приобрела другой обоорот. Компания «Девонкрофт Ентерпрайзес Лимитед» через суды доказала, что оборудование принадлежит ей, выиграла процессы и вывезла станки. Фокус состоял в том, что Максим Яковлев по счастливой случайности являлся одним из совладельцев указанной иностранной компании. Таким образом, киргизские партнеры остались с носом. Уголовное дело, возбужденное против Яковлева в Киргизии, все еще не закрыто, и он до сих пор числится в международном розыске. В Киргизии Яковлева обвиняют в мошенничестве в особо крупном размере, завладении чужим имуществом, совершенном группой лиц по предварительному сговору.

кум.jpg

Владимир Барсуков-Кумарин

Так или иначе, источники склонны видеть в пропаже бизнесмена в том числе и руку недовольных киргизских экс-партнеров. Говорят, к нему не так давно наведывался один интересный питерский визитер по имени Михаил Маслов. Маслов один из акционеров «Полиграфоформления» и некогда работал следователем СКР, расследовал деятельность «ночного губернатора» Северной столицы Барсукова-Кумарина и «Тамбовской» ОПГ. О чем могли беседовать бывший генерал КГБ СССР и бывший следователь СКР?

Лишнее уравнение

Как считают источники, они вполне могли обсудить своеобразные методы ведения бизнеса Максима Яковлева. Ведь и тот и другой считают, что питерский бизнесмен не чист на руку. Как мы уже писали, некоторое время назад вокруг вполне успешного ОАО «Полиграфоформление» стали расти слухи о банкротстве. К этому обвинению добавилась неожиданно вскрывшаяся история с дважды застрахованным имуществом компании. Так, одно и то же оборудование было застраховано от утраты у разных страховщиков. А это уже серьезное основание для акционеров с удвоенной энергией пытаться выяснить, откуда дует ветер. Ведь в этих обстоятельствах дело уже пахнет поджогом, затоплением и другими ЧП, кратко именуемыми «страховыми случаями», и в результате в качестве компенсации по страховому полису они получат лишь воздух. В свою очередь страховщики, узнав о двойном страховании и розыске страхователя, устроили забег по арбитражным судам, дабы признать недействительными ранее заключенные договоры.

оформ.jpg

Источники говорят, что акционерам «Полиграфоформления» было над чем задуматься, ведь Максим Яковлев одолжил у неких корейских криминальных структур серьезную сумму денег, под залог того самого застрахованного оборудования, деньги были вложены в развитие продаж липовых корейских чудо-лекарств. Но бизнес не пошел, а долги возвращать надо. Поэтому афера с «трагической гибелью» залогового оборудования и получением двойной страховки была вполне в духе Максима Яковлева.

Таким образом, в окружении Яковлева образовалось достаточное количество желающих так или иначе возместить свои убытки, как материальные, так и моральные.

экзеков.jpg

Мусса Экзеков

Не исключено, что питерские акционеры очень хотели содействия киргизских властей в этой запутанной криминально-экономической истории. Восток, как известно, дело тонкое, и возможно, длинные руки киргизских партнеров достали Яковлева, скрывавшегося в апартаментах абхазского миллиардера Экзекова. Ведь речь идет о нескольких десятках миллионов долларов. Конечной целью всей этой истории являются все те же акции Кировского завода. И если похищение все же имело место, а не было ловкой инсценировкой, то, возможно, через некоторое время выяснится, что бизнесмен уже мертв или его держат в плену только из-за акций. На эту же мысль наводит и появление неких уроженцев Чечни, которые хотят получить позицию в рядах руководства стратегически важного предприятия, которым является Кировский завод. Правда, акции — цена его жизни, но отнюдь не гарантия, ведь его подпись или согласие родственников на «участие в поисках» вполне могут означать, что предпринимателя найдут. Только уже неживым. Именно поэтому у силовых структур до сих пор нет внятного ответа на вопрос — что же действительно случилось с Максимом Яковлевым.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться