Тюремный сервис. Как живут «очень важные персоны» в казахстанских тюрьмах

Автор -
2341

Работники изоляторов и исправительных учреждений Казахстана стали часто попадать в криминальные сводки. Самые громкие дела – это содержание в местах не столь отдаленных «VIP-персон», условия которых в заключении приближены к райским, пишет Kokshetau.asia.

До сих пор на слуху проверка содержания под стражей экс-главы нацкомпании Талгата Ермегияева. После вынесения ему приговора — 14 лет за хищение народных денег в крупном размере, он лишился миллионов тенге, долей в частных компаниях, многочисленных автомобилей, особняков квартир и охотничьих угодий.

Но даже оказавшись за решеткой, бывший чиновник долгое время не чувствовал ограничений жизни в исправительном учреждении, передает zakon.kz. В колонии Ермегияеву, не бесплатно, конечно, был присвоен негласный статус «очень важной персоны».

В его камере проверяющие обнаружили то, чего у заключенного быть не должно — плазменный телевизор, набор керамической посуды, и, чтобы баловать себя изысками кулинарии — фритюрницу, мультиварку, соковыжималку и электровафельницу. Гардеробу осужденного тоже можно было позавидовать. Одной только обуви у него насчитали 19 пар, и еще четыре пары домашних тапок.

Ермегияеву беспрепятственно проносили алкоголь и сигары, а также устраивали ему свидания в любое удобное для него время. Для таких случаев в его распоряжении всегда был джентльменский набор: надувной матрац, раскладушка, туалетная вода и предметы гигиены.

Исходя из вновь открывшихся фактов содержания «VIP-заключенных», в казахстанском обществе с новой силой заговорили о погрязшей в коррупции уголовно-исполнительной системе. Что это, уже норма для Казахстана или все же парадокс? Когда преступников охраняют взяточники – преступники, готовые за деньги обойти закон.

«Все же парадокс. Пока еще парадокс. Но если не предпринимать необходимых мер, то вскоре мы будем говорить о норме. На сегодняшний день Комитет уголовно-исполнительной системы стал очень закрытым ведомством. КУИС перестал обеспечивать доступ общественной наблюдательной комиссии (ОНК) в специальные учреждения органов внутренних дел, который прописан в законодательстве. Закрытость напрямую влияет на рост коррупции, чем меньше общественность будет понимать, что происходит в местах лишения свободы, а также через институты, такие как ОНК, не будет иметь представление какова в целом система работы изнутри, коррупция будет процветать. Система сейчас — это вакуум. То есть информация не поступает ни туда, ни оттуда. И этот замкнутый круг позволяет сотрудникам тюремной системы получать взятки за услуги заключенным», — говорит известный правозащитник, региональный директор Международной тюремной реформы (PRI) в Центральной Азии Азамат Шамбилов.

Коррупция в местах лишения свободы имеет место практически во всех странах мира. Где-то в большей степени и наглее, где-то в меньшей. Как говорит Азамат Шамбилов, за контрольный период — 18 месяцев, проявления коррупции в УИС Казахстана сильно возросли. Особенно тревожная тенденция наблюдается в Таразе, Шымкенте и Караганде. Выход специалисту видится один, он совпадает с мнением председателя Агентства Республики Казахстан по делам государственной службы и противодействию коррупции Алика Шпекбаева.

«Необходимо зафиксировать ответственность первых руководителей системы УИС, потому как именно они покрывают нарушения закона в системе и покровительствуют коррупции», — заключил Шамбилов.

Поделиться