«Я очень хочу есть. Но орел летает, когда голоден». Хабиб поговорил с фанатами

Автор -
596

«Спорт -Экспресс» подготовил большой репортаж из Абу-Даби, где 7 сентября чемпион UFC в легком весе Хабиб Нурмагомедов проведет бой с Дастином Порье.

Традиционно UFC постарался поселить бойцов в одном отеле — на острове Яс, неподалеку от арены, где пройдет шоу. Однако Дастин Порье и Хабиб Нурмагомедов живут в других местах.

Американец — в пятизвездной гостинице, Хабиб — в отдельном доме. Насколько известно, дом этот вполне себе комфортабельный, хорошо охраняется и располагается неподалеку от Президентского дворца. Это самый престижный район в Абу-Даби. Все логично. Хабиб здесь кумир, он в отличных отношениях с местной элитой. По сути, ради него власти Абу-Даби и устроили у себя номерной турнир UFC, подписали с лигой пятилетний контракт — естественно, не бесплатный.

Отец Нурмагомедова — супертренер Абдулманап — остановился в другом месте, но в том же районе. Это отель знаменитой сети. Вместе с ним — дядя Хабиба, двоюродные, троюродные братья.

Группа поддержки у Нурмагомедовав ОАЭ мощнейшая. Одних только родственников и друзей, кажется, хватит на половину стадиона. Причем из воспитанников Абдулманапа биться в Абу-Даби будет не только его сын, но и Ислам Махачев, и Зубайра Тухугов — тот самый, который атаковал Конора Макгрегора в клетке.

Отдельно от остальных разместился чеченский боец Майрбек Тайсумов. Яркому панчеру почему-то не дают американскую визу, и ему приходится выступать на шоу в Европе, а теперь вот и в Азии. Во вторник утром состоялась традиционная процедура подписания постеров, и Тайсумов был там самым модным. Стильная кепка, очки, шикарный «Роллс Ройс». Надеемся, в субботу в октагоне он будет смотреться не менее красиво. По-другому нельзя — говорят, на UFC 242 может приехать Рамзан Кадыров.

Порье пожал руку отцу Нурмагомедова

В среду прошло традиционное мероприятие — открытые тренировки бойцов. Перед эпическим поединком Хабиба и Макгрегора они проводились в концертном зале. Там собралось много ирландцев, которые кричали про Хабиба неприличные вещи. Нурмагомедов тогда попытался симметрично ответить, поинтересовавшись, почему они, все из себя патриоты, говорят на английском, а не на каком-нибудь кельтском наречии. Однако фанаты Конора так громко свистели, так громко кричали «оле-оле», что нашего бойца и слышно-то толком не было.

В Абу-Даби обстановка была куда спокойнее. Да и поклонников Порье, кажется, тут нет вообще. Сплошь и рядом — люди в папахах, а еще приезжие то ли из Индии, то ли из Пакистана. Папаху сейчас в Абу-Даби можно купить без проблем. Например, в официальной лавке UFC. Стоимость невероятная — 550 дирхамов. Это где-то 10 000 рублей. Забавно, что в 200 метрах от лавки UFC стоит другая лавка, дагестанская. И там папахи гораздо дешевле — по 300 дирхамов. Впрочем, и это как-то слишком много. 5 400 рублей. Зато привезли прямо из Дагестана. Аутентика, а не китайская подделка!

View image on Twitter

Порье вышел в зал раньше Нурмагомедова, под слабенький свист и такие же хиленькие выкрики «Хабиб!» Американец сделал жест, изображающий чемпионский пояс, а затем приступил к тренировкам. Важно: он только боксировал, никакой борьбы. Макгрегор на открытой тренировке перед боем с Нурмагомедовым делал то же самое. Чем все закончилось, знают все — бездарным проигрышем ирландца, он сдался.

Ведущим был Дэн Харди, бывший боец UFC, а сейчас — главный аналитик лиги. Британец вышел на сцену в таком виде, будто отправился в магазин за хлебом — в футболке и шортах. Да еще и босиком. Наверное, можно понять — днем в Абу-Даби под 40 градусов в тени. После захода солнца — где-то 35. Ощущения потрясающие: представьте, что вы зимой не заходите в вестибюль метро — где кассы, а остаетесь между дверьми — чтобы вас обдувал теплый воздух, не пропускающий холод, и проводите там целый день.

После того, как Порье побил лапы, Харди спросил у американца, что он думает о бое, о своих шансах. Дастин — не Макгрегор, он никогда не назовет Хабиба крысой или еще каким-нибудь нехорошим словом, но при этом пытается казаться уверенным. «Я здесь, чтобы творить историю!» — заявил уроженец знойной Луизианы.

Когда Порье покидал зал, фанаты ему кричали что-то про Хабиба и в то же время просили сфотографироваться. Дастин никому не отказал. А еще специально подошел к Абдулманапу Нурмагомедову, который стоял в сторонке с друзьями, и пожал ему руку.

«Да, он действительно пожал мне руку», — подтвердил Абдулманап Магомедович.

Через некоторое время захотелось задать Нурмагомедову-старшему еще несколько вопросов. Но он уже был занят.

— Видишь, тренировка идет, дай посмотреть, удовольствие получить, — сказал Нурмагомедов-старший.

В это время бразилец Эдсон Барбоза, другой участник UFC 242, феерил ногами. Наносил удары, неподвластные простому смертному. Это и правда было зрелищно.

Хабиб отменил тренировку и поговорил с болельщиками

Хабиб вышел на открытую тренировку последним. И отменил ее. Нет, он здоров, просто захотел пообщаться с болельщиками.

— Ас-саляму алейкум! — сказал он в микрофон. — Я пришел сюда не тренироваться, а пообщаться с вами, друзья. Те, кто задаст лучшие вопросы, получат по футболке с моим автографом.

В зале был парень с флагом Южной Африки. Хабиб дал слово сначала ему. Жаль, но тот не удивил оригинальностью — спросил, когда Нурмагомедовнаконец приедет в ЮАР. Дагестанец ответил, что не так давно был в Нигерии, там ему все понравилось, он влюбился в Африку и, возможно, в следующем году отправится в ее самую южную страну.

Следующий вопрос: «Какое сейчас время?»

— Ха-ха, он спросил, какое сейчас время. А какое сейчас время? -улыбнулся Хабиб и поднес руку к уху.

— Khabib Time! — дружно крикнул зал.

— Какое-какое?

— Khabib Time!

Потом настала очередь болельщика из Дагестана. Он спросил по-русски о том, что интересует действительно многих: «Хабиб! Если ты выиграешь, Иншааллах, ты станцуешь лезгинку?»

Нурмагомедов перевел вопрос на английский. И по-английски же ответил:

— Мой отец говорил мне — если не умеешь танцевать, пожалуйста, не танцуй. Но когда я выйду в октагон, и рефери скажет «Let’s go», я потанцую со своим оппонентом.

Все рассмеялись.

Потом начались вопросы посерьезнее.

— Хабиб, если победишь, уйдешь в полусредний вес?

— Нет, останусь в легком дивизионе. Буду защищать свой титул и только улучшать свое наследи.

— Что думаешь о Порье?

— Очень сложный оппонент. У него 25 побед в ММА, но когда я выхожу в октагон, мой план — измотать соперника и победить.

— Каким будет твое будущее после этого боя?

— Сейчас я фокусируюсь на том, что произойдет в субботу вечером. А в воскресенье съем какой-нибудь классный стейк с бургером и выпью сока. Сейчас очень хочу есть. Я голоден. Но орел летает, когда голоден!

— Будет ли супербой с Сен-Пьером?

— Я лично никогда не говорил с ним, не спрашивал у него об этом. Но это был бы классный бой. Сен-Пьер — один из величайших бойцов. Но я не знаю, вернется ли он и готов ли он перейти в легкий вес. Я готов с ним драться только в легком весе. Если он не согласится, то буду драться с другими.

Конечно, не обошлось без вопроса о видео, на котором маленький Хабиб борется с медвежонком.

— Всю жизнь борюсь с животными, — ответил Хабиб. — У меня очень серьезные спарринг-партнеры, которые могут все и в борьбе, и в стойке. Так что каждый день в зале борюсь с аллигаторами, медведями, орлами.

Затем Нурмагомедов стал бросать в зал красные футболки с автографами — те самые, за лучшие вопросы. Первую получил парень из Южной Африки. Из зала Хабиб ушел под восторженные крики, похоже, все остались довольны — даже те, кому футболки не досталось.

В ближайшие сутки Нурмагомедова ждет самое тяжелое — нужно скинуть порядка 5 килограммов и в четверг рано утром уложиться в вес.

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться