Обнаружение больных коронавирусом в Туркменистане может стать причиной народных волнений

Автор -
1279

Обнаружение больных коронавирусом может быть толчком и причиной для начала народных волнений в Туркменистане. Об этом в интервью Platon Asia заявил Туркменский эксперт, общественный и политический деятель Максат Сапармурадов.

По его словам, из-за этого Туркменистан ведет консультации, но на сегодняшний день режим Бердымухаммедова отказывается принять делегацию представителей и специалистов России по поручению ВОЗ.

«Ведь последние события в двух велаятах (областях) Республики Туркменистан: стихийное бедствие — ураган, унёсший жизни наших людей, в том числе и детей, показали всю несостоятельность этого режима Бердымухаммедова. Более того, в других регионах страны и в столице Ашхабаде созрело сильное недовольство населения. И это выражается в заявлениях в социальных сетях, в YouTube», заявил эксперт.

По его словам, большинство недовольно режимом Бердымухаммедова и готово на решительные действия.

Касаясь провластныых элит, Максат Сапармурадов рассказа о различных племенах в туркменском обществе:

Семья у Бердымухаммедова большая. Он текинец. Здесь важно понимать, что такой национальности как туркмен нет. Это советское определение. Туркмены – это нация племен. Современная туркменская элита — это симбиоз отдельных пластов, образование которых определяется развитием конкретной исторической ситуации. При этом эти «пласты» во многом генетически родственны друг другу. От начала формирования туркменские элитные кланы сменялись в следующей последовательности: традиционная кочевая (племенная), колониальная, советская номенклатура, современная элита.

До советской власти каждое туркменское племя имело свой ареал проживания, свою территорию, а нарушение границ других имело место только в ходе набегов. С установлением советской власти постепенно начали исчезать географические и другие границы между племенами, и люди стали свободно перемещаться, однако полученной свободой жить там, где захочется, туркмены не особенно пользовались: народ привержен к традициям, консерватизму.

Назначение первых лиц в республике (во времена СССР) по ротации, когда представитель одного племени сменял представителя другого племени, не давало того эффекта, которого ожидала Москва от этой кадровой политики. Генетически каждое туркменское племя — а их около 30 и объединяют более 5 тыс. родовых групп — представляет собой достаточно герметичную, особую субпопуляцию. «Нация племен» состоит из субэтнических групп, разобщенных настолько, что о каждой из них, в принципе, можно говорить, как о самостоятельном маленьком «народе».

Руководители республики и в советское время (при руководителях-туркменах, впрочем, и в довоенный, и в послевоенный период ХХ в. всегда находились нетуркмены на должностях заместителей и различных «третьих секретарей»), и в постсоветское проводили одну кадровую политику — опору на представителей своего племени. Каждый раз, когда менялся глава государства, менялось и его окружение, практически весь управленческий аппарат.

Трайбализм в республике свое наиболее яркое выражение получил в соперничестве кланов Ахалского оазиса, в котором расположен Ашхабад, с кланами других регионов. До распада СССР представителям «аборигенов» столичного региона — ахальским (ашхабадским) туркменам-теке (или туркменам-ахалтеке) — не удавалось прорваться на пост первого руководителя ТССР с 1951 по 1985 г. И при Сапармурате Ниязове (Туркменбаши) (в 1985-1991 гг. — первый секретарь ЦК КП Туркмении, в 1990-2006 гг. — президент Туркменистана) ситуация в элите республики принципиально ничуть не изменилась — просто текинцы из «столичного» Ахала теперь стали абсолютно доминировать и во власти, и в бизнесе. Многие в Туркменистане (Авды Кулиев – экс-глава МИДа, Назар Союнов – экс-министр нефти и газа и др.) говорили о том, что Ниязов пытается «ахализировать» страну, превратить ее в «государство ахалтекинцев». Таким образом, власть Бердымухаммедова на сегодняшний день неустойчивая и долго удерживать ее он со своим кланом не сможет. Его клан на самом деле не такой уж могущественный и внутри его семьи уже началась борьба за власть.

— А какие экономические ресурсы у Бердымухаммедова, кто является их оператором?

— Из числа приближенных к Бердымухаммедову людей был создан Союз промышленников и предпринимателей, который возглавил Александр Дадаев, бывший заместитель мэра Ашхабада, которого, кстати, первый президент Ниязов уволил «за серьезные недостатки и упущения без предоставления другого места работы». Сегодня под контролем Дадаева или официально Союза промышленников и предпринимателей Туркменистана (СППТ) находится более 80 процентов всего туркменского экспорта, за исключением углеводородов. Недавно его отправили на «заслуженный отдых».

СППТ имеет собственный коммерческий банк «Рысгал», одноименную газету, и даже политическую партию, получившую места в парламенте. Сегодня почти все министерства и ведомства страны призваны не просто подстраивать свою работу под данную структуру, но фактически обслуживать ее, поскольку это уже не просто государственный институт, а целая бизнес империя, действующая в интересах Бердымухаммедова.

Пятеро сестер Бердымухаммедова окончательно перешли все грани разумного, контролируют, а по сути, захватили весь бизнес в стране. Они, очевидно, полагают, что «деньги делать» надо сегодня, поскольку здоровье у их брата-правителя неважное. У Бердымухаммедова сахарный диабет, проблемы с почками, по некоторым данным, весной 2019 года он был прооперирован.

За последние два-три года у Бердымухаммедова случались приступы, он терял сознание. При этом вся его родня, вместо того, чтобы сплотиться, бежала в аэропорт, в правительственный терминал и требовала отправки куда угодно, — часть авуаров семейства находится в Турции, часть в Эмиратах, что-то в Черногории, какая-то недвижимость есть везде, и, конечно, – в Лондоне.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться