Тектонические сдвиги в казахстанской элите: Тяжеловесы продолжают «со свистом» выбывать из обоймы

Автор -
5429

    Снятие чрезвычайного положения, ослабление карантина, смена команд, неожиданные отставки и спичи, затянувшееся «рисование» посткоронавирусной картины будущего – таковы вкратце итоги мая.

    Главный вывод месяца – политические ставки продолжают расти. В правящей элите идет серьезная «движуха». Тяжеловесы, которые еще недавно казались не сдвигаемыми глыбами, продолжают «со свистом» выбывать из обоймы. Вместе с этой тенденцией правящая элита продолжает сужаться до узкоклановой группы, а с потерей у большей части элиты доступа к власти снижается и личная заинтересованность в устоявшейся системе, говорится в статье издания «Ведомости Казахстана».

    СЕМЕЙНЫЕ СТРАСТИ

    Май принес отставку Дариги Назарбаевой с поста спикера сената. Это кадровые решение стало неожиданным и вызвало волну пересудов. Внимание к ситуации разогревалось политическим значением Дариги Нурсултановны – старшая дочь Елбасы была включена в опорную конструкцию по транзиту власти.

    Причем ей приписывалось несколько функциональных ролей – один из «предохранителей» транзита власти, представитель Семьи, блюститель ее интересов.

    Более того, политически озабоченная молва настойчиво видела ее в преемниках. Но буквально за пару майских недель она была деклассирована не только аппаратно, но и политически – по итогам широкого обсуждения в общественном сознании закрепилось мнение, что ее отставка является смещением, избавлением от балласта.

    Будет ли ситуация со старшей дочерью смягчена, а ее саму возвратят во власть или же это действительно поражение, от разрешения этой дилеммы будет зависеть понимание монолитности Семьи как политического института.

    БОЛЬШАЯ ПОЛИТИКА

    Другая неожиданность прошлого месяца – выступление президента Токаева на заседании глав государств ЕАЭС. Оно не было разгромным, но было важным, поскольку повестка встречи предполагала принятие Стратегии-2025, открывающей выход за экономические рамки.

    Свои замечания по интеграционным перспективам, президент Токаев, как и подобает дипломату, облек в удобоваримые стилистические формы. Однако общий посыл выбивался из контекста мероприятия. В общем знаменателе токаевского спича обозначение красных флажков – только экономика, ничего более.

    Афтершоки от токаевского выступления, разошлись по медиаполю. В Казахстане его встретили с одобрением, ключевые тезисы были растиражированы, а дискуссия о членстве в этой организации, ее двойном дне, получила новый импульс. Российское же информационное пространство ответило волной критики Казахстана.

    В целом кейс со Стратегией-2025 показателен тем, что без институциональных предохранителей евразийская интеграция рано или поздно выведет нас на полноценный Союз.

    «НЕ ПО СЕНЬКЕ ШАПКА»

    В числе героев мая – столичный градоначальник Алтай Кульгинов. Без соответствующих замеров очевидно, что в корпусе акимов у него один из самых высоких индексов медийности.

    Однако фокус внимания на нем концентрировался не благодаря его достижениям и успехам, а для того, чтобы сделать его токсичным для власти, закрепить мнение, что «не по Сеньке шапка».

    Работа столичного акимата находится под лупой, а неоднозначные ходы зумируются и представляются на суд общественности. Под таким прессингом Кульгинов теряет как аппаратные, так и публичные позиции, демонстрируя, что ему не хватает не только управленческого опыта и политического веса, но и бойцовского характера.

    Однако кредит доверия у Кульгинова пока не обнулился – в конце месяца он был принят президентом Токаевым, в общем зачете эта встреча стала седьмой в столичной истории Алтая Кульгинова. Однако если ему не удастся переломить ситуацию, то вскоре встречаться с ним будет уже моветон.

    «МОЯ ПОЛИЦИЯ МЕНЯ БЕРЕЖЕТ»

    Прошлый месяц вернул в общественную повестку проблему реформирования правоохранительной системы. Точнее, полицейского ведомства. Спусковым крючком стало ДТП на блокпосте в Алматы, унесшее жизни двух офицеров МВД.

    Попытка местных полицейских отрицать их связь с виновником происшествия привела к критике всего ведомства. Однако кнут от министра Тургумбаева сбил общественное негодование, которое в конечном итоге переключилось на исполнителя – пресс-секретаря алматинских полицейских.

    Вместе с локализацией критики, дискуссия вокруг реформирования МВД потеряла остроту и в конечном итоге захлебнулась. Такой исход закономерен, поскольку сейчас, когда экономический кризис обуславливает рост протестности, полицейские востребованы по-особенному.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться