Предельный возраст усыновителя 60 годами признан не противоречащим Конституции Кыргызстана

Автор -

В связи с избранием Ж. Шаршеналиева судьей и наличием кворума Конституционная палата приступила к рассмотрению дел и 18 июня 2020 года рассмотрела дело о конституционности части 1 статьи 49 Кодекса Кыргызской Республики о детях по обращению Гульжигитова Н.Ж. и признала оспариваемую норму не противоречащей Конституции. Об этом сообщает пресс-служба КП. (Ниже текст без изменений):

Определяя круг лиц, которые имеют право быть усыновителями ребенка, законодатель предусмотрел возрастной ценз, где возраст усыновителя не должен превышать 60 лет. Лица старше 60 лет могут быть усыновителями лишь в случае, если они являются родственниками, а также опекунами и попечителями ребенка (часть 1 статьи 49 Кодекса о детях).

Таким образом, соотношение прав ребенка, принципа обеспечения его наилучших интересов с принципами равенства и запрета дискриминации приобретает особую значимость, поскольку требует раскрытия сущности допустимых с точки зрения Конституции подходов при разрешении конфликтов, возникающих не только между частными и публичными интересами, но и внутри каждого из них.

При таком многообразии прав и свобод человека и гражданина их пересечения в повседневной жизнедеятельности индивидов неотвратимы, соответственно, полностью избежать противоречий и конфликтов между ними невозможно. Поэтому, именно в эффективном преодолении подобных ситуаций без отрицания и умаления одной конституционной ценности в пользу другой заключается главная задача всех трех ветвей государственной власти, и, в первую очередь, органа конституционного контроля.

Конституция не устанавливает иерархию между правами и свободами человека и гражданина, каждая из которых представляет из себя наивысшую ценность, способных только в своей совокупности обеспечить целостность конституционного достоинства личности. В связи с этим, нормотворческими и правоприменительными органами поддержание баланса интересов каждого должно осуществляться установлением такого соотношения между ними, которое позволит достичь максимально возможной гармонизации общественных отношений.

С одной стороны, принцип равноправия и запрет дискриминации являются базовыми ценностями современных демократий, с другой, — принцип первостепенности прав и наилучших интересов ребенка вытекает из международных обязательств страны и отражает степень социализации общества. Соответственно, государство не вправе игнорировать ни одной из этих конституционных ценностей и обязано выстраивать между ними такое соотношение, которое не повлечет отрицание или умаление одной из них.

Основополагающим в разрешении подобных правовых ситуаций является правильное определение конкретной задачи, на разрешение которого направлено принимаемое правовое регулирование, и какое общепризнанное право в связи с этим, приобретает первостепенное значение. В этом случае полнота реализации других прав и свобод становится возможным в той мере, в какой она не будет препятствовать достижению первоочередной задачи. При этом Конституция Кыргызской Республики допускает применение, в том числе, и ограничительных мер, при непременном соблюдении условия их соразмерности и отсутствия признаков преследования государственной целесообразности.

Дети – наиболее уязвимая и менее защищенная категория населения, обеспечение прав которых является первоочередной задачей государства. В этой связи принятие решений и определение государственной политики в сфере прав ребенка предполагают необходимость полноценной реализации принципа наилучших интересов ребенка, закрепленного в части 5 статьи 16 Конституции Кыргызской Республики. Согласно Конституции ребенок имеет право на уровень жизни, необходимый для его физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития, ответственность за обеспечение условий жизни, необходимых для развития ребенка, несут каждый из родителей или другие лица, воспитывающие ребенка, в пределах своих способностей и финансовых возможностей (части 2, 3 статьи 36). Усыновление является основной формой защиты интересов ребенка, лишенного родительского попечения, создания ему условий семейного окружения и реализации его права на обеспеченность, удовлетворение его потребности в любви и постоянной заботе.

По мнению Конституционной палаты Верховного суда Кыргызской Республики, в рассматриваемом случае установление возрастного ценза при усыновлении детей обусловлено целью обеспечения прав и наилучших интересов ребенка.

Такое правовое регулирование обеспечивает реализацию принципов первоочередности прав и интересов ребенка, обязанности родителей и лиц, их заменяющих, обеспечить надлежащее развитие ребенка, а также охрану и защиту прав и свобод ребенка со стороны государства, общества, семьи. Соответственно, реализация прав усыновителей может осуществляться лишь с позиции безусловного соблюдения прав и интересов ребенка, как наиболее уязвимого субъекта семейных отношений.

В Кыргызской Республике по официальным данным продолжительность жизни у мужчин составляет 69 лет, женщин — 79 лет. Причем, Законом Кыргызской Республики «О государственном пенсионном социальном страховании» установлен пенсионный возраст для мужчин — 63 года, женщин — 58 лет, тем самым, обозначен возрастной порог трудоспособности человека, присущий подавляющему большинству его граждан.

В случае допустимости усыновления лицами, достигшими 60 лет, не исключается возможность того, что в силу своего возраста и обусловленных этим физическими и финансовыми возможностями, полноценное осуществление ими родительских обязанностей может стать затруднительным, а, порою, не возможным. Кроме того, высокий риск повторного сиротства до достижения ребенком возраста, позволяющего вести самостоятельный образ жизни, может привести к нарушению свойства непрерывности и стабильности защиты, заботы и воспитания ребенка, усугубить его социальную адаптацию и привести к серьезным осложнениям при выполнении государством своих обязательств по обеспечению наилучших интересов ребенка.

Соответственно, в целях сбалансирования конституционных ценностей законодателем использовано такое правовое средство как ограничение в пределах своей дискреции, которое отвечает критериям разумности и соразмерности, и обусловлено конституционно значимой целью — защитой прав и свобод других лиц, и не может рассматриваться как нарушение прав и свобод человека и гражданина, гарантированных Конституцией Кыргызской Республики.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться