«На Тихановскую оказывалось давление»: глава МИД Литвы о ее отъезде из Минска

Автор -
284

Министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс рассказал DW о том, что предложили власти Беларуси Тихановской и почему она уехала из страны, а также о том, как ЕС может помочь белорусам.

Основной противник Лукашенко на выборах — Светлана Тихановская была вынуждена покинуть Беларусь и уехать в Литву. 14 августа состоится внеочередное заседание министров иностранных дел ЕС, участники которого будут обсуждать ситуацию в Беларуси. Незадолго до этого события DW поговорила с главой МИД Литвы Линасом Линкявичюсом.

DW: Господин Линкявичюс, вы первым заявили о том, что Светлана Тихановская  покинула Беларусь. Вы знали заранее, что она приедет в Литву и предложили ей помощь? 

Линас Линкявичюс: Это было неизвестно заранее, и на самом деле, мы потеряли связь с ней почти на семь часов. Мы не знали, где она находится, что с ней — ночь была очень напряженной.

А потом мы поняли, что власти предложили ей пару вариантов, первый — покинуть страну, а второй был, мягко говоря, не самым для нее хорошим. У нее есть национальная виза, ее дети уже здесь, в Литве, и она приняла решение уехать. Сейчас она в безопасности, вместе со своими детьми.

— Вы назвали вариант, который предложили Тихановской власти, «не самым хорошим«. Что вы имели в виду?

— Я думаю, что этот вариант не подразумевал свободу. Вы же видели ее видеообращение? Она читает его по бумажке. Давайте будем реалистами. Ведь нельзя же просто принимать на веру то, что она говорила, не в этих же условиях.  Кроме того, надо помнить о том, что она молодая женщина, никогда не занималась политикой, никогда не воевала, не осознавала, что ее ждет впереди, каковы вызовы, с которыми ей придется столкнуться. И, безусловно, на нее оказывалось давление, и для нее это было очень тяжелое время.

— Вы уже говорили с ней?

— Да, я виделся с ней совсем недавно. Она приходит в себя. Она в хорошем состоянии, оптимистично настроена. Я надеюсь, что придет время, когда она сама расскажет о том, что произошло, и о своих дальнейших планах и намерениях. Сейчас она со своими детьми, и это уже хорошо.

— Что вы можете сделать, чтобы помочь Светлане Тихановской и ее мужу, который до сих пор находится в тюрьме?

— Мы стараемся делать все, что в наших силах, не вмешиваясь при этом во внутренние дела соседней страны, но в то же время нам небезразлично (происходящее там. — Ред.), и мы стараемся помочь тем, кому грозит опасность, стараемся быть активными, консолидировать страны Евросоюза, упрочить европейскую позицию. Мы общаемся с коллегами в регионе, готовимся к заседанию министров иностранных дел стран Евросоюза. Мы действительно должны сделать все возможное, пересмотреть отношения с этой страной, потому что должны быть какие-то политические последствия. Те, кто нарушал закон, использовал чрезмерное и совершенно ненужное применение силы, должны ответить за свои действия. И на заседании мы будем это обсуждать.

Между тем…

По словам наблюдателей, Светлана Тихановская читала текст, которое в видеообращения распространилось по соцсетям,  явно под давлением.

Чтение на камеру госканалов уже демонстрировалось после разгона протестного митинга 19 декабря 2010 года. В ходе подавления протестов против очередной «элегантной победы» Александра Лукашенко тогда в Минске были задержаны более 700 манифестантов и семь из 10 кандидатов на пост президента, пишет Би-би-си.

Наутро после разгона манифестантов по контролируемым государством каналам телевидения было продемонстрировано признание выдвигавшегося в президенты Ярослава Романчука, члена оппозиционной Объединенной гражданской партии. Романчук срывающимся голосом читал текст, в котором называл организаторами несанкционированного шествия по центру Минска и митинга у Дома правительства оппозиционных политиков Андрея Санникова и Николая Статкевича.

Подобные «признания» прозвучали также от Андрея Дмитриева, работавшего в ту пору в штабе кандидата в президенты Владимира Некляева.

И Некляев, и Санников с женой Ириной Халип, известной журналисткой, и Статкевич, и еще десятки лидеров оппозиционных структур к этому времени уже находились в СИЗО КГБ. Поэта Владимира Некляева избили до сих пор не установленные лица с армейской выправкой еще до закрытия избирательных участков; в СИЗО КГБ его уволокли ночью из больницы, на больничном одеяле.

ппозиционный политик Алесь Михалевич, выйдя из СИЗО КГБ, собрал пресс-конференцию и демонстративно разорвал некую бумагу, заявив, что разрывает соглашение с КГБ о сотрудничестве, которое его заставили подписать в СИЗО.

Уголовное дело в отношении Алеся Михалевича, обвиненного в организации массовых беспорядков, не закрыто до сих пор.

Иные фигуранты «дела о Площади 2010» отбыли назначенные судами сроки, домашние аресты. Андрей Санников эмигрировал из страны. Николай Статкевич сейчас вновь в СИЗО КГБ — он обвинен в организации действий, грубо нарушающих общественный порядок, проходит по той же уголовной статье, что и арестованный блогер Сергей Тихановский, а также задержанные под Минском бойцы «ЧВК Вагнера».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться