Навальный опубликовал разговор с предполагаемым отравителем, в ФСБ его назвали провокацией

Автор -
209

Политик Алексей Навальный 21 декабря опубликовал на своём Youtube-канале телефонный разговор с человеком, которого он называет сотрудником спецслужб, пытавшемся его отравить, в ФСБ беседу назвали провокацией, сообщает РБК.

Навальный опубликовал на своем Youtube-канале телефонный разговор с предполагаемым сотрудником ФСБ, который фигурирует в расследовании Bellingcat, Der Spiegel и Си-эн-эн о его отравлении. Из рассказа мужчины следует, что он летал в Омск, чтобы очистить одежду Навального, а особое внимание его просили уделить трусам политика.

В ФСБ спустя несколько часов после публикации назвали видеоролик с телефонным разговором «подделкой», а расследование об отравлении Навального — «спланированной провокацией, направленной на дискредитацию ФСБ России».

Как рассказал Навальный, звонок был сделан утром 14 декабря — за несколько часов до публикации совместного расследования Bellingcat, The Insider, Der Spiegel и Си-эн-эн, в котором говорилось, что оппозиционера могли отравить сотрудники ФСБ.

По утверждению Навального, его собеседником стал военный химик из Института криминалистики ФСБ Константин Кудрявцев, который служил в воинской части в Шиханах, где создавалось советское химическое оружие.

Звонок, по словам Навального, был сделан через специальное приложение, позволяющее менять номер, поэтому Кудрявцев думал, что ему звонят с работы.

«Расчет простой. В семь утра звонок. Ты видишь знакомый служебный номер, берешь трубку и начинаешь разговаривать. Почти все, кому я звонил трубку взяли, почти все ее быстро повесили. А потом нас ждала большая удача», — рассказал Навальный.

Как пишет The Insider, Навальный представился помощником Патрушева, Максимом Устиновым, и попросил прояснить некоторые моменты, необходимые для доклада начальству. На момент звонка Навальный уже знал от Bellingcat и The Insider, что Кудрявцев участвовал в слежке за ним (например, летал за ним в Киров), а также, что Кудрявцев летал в Омск уже после того, как Навального увезли в Берлин.

С самого начала The Insider и Bellingcat предполагали, что Кудрявцев летал в Омск за одеждой Навального, ведь до попадания в НИИ-2 он работал в Шиханах и окончил Российскую академию военной химико-биологической защиты, то есть знал, как устранять следы «Новичка». В ходе разговора Кудрявцева с Навальным эта гипотеза подтвердилась, заодно выяснилось, что Кудрявцеву поручили при очистке от «Новичка» одежды особое внимание уделить внутренней стороне трусов, а значит именно туда был нанесен яд (что совпадает с предыдущей гипотезой The Insider и Bellingcat).

Кудрявцев также заявил, что считает операцию хорошо спланированной и списывает неудачу на стечение обстоятельств. По его мнению, Навальный не выжил бы, если бы пилот так быстро не посадил самолет, а врачи скорой помощи, оценив симптомы, не ввели бы ему атропин. Он также упоминает и других участников отравления — своего начальника Станислава Макшакова (ученого-токсиколога, специалиста по «Новичку», работавшего в Шиханах, 33 ЦНИИ Минобороны, а затем — в НИИ-2 ФСБ), Ивана Осипова, Алексея Александрова (того самого, который неосторожно включил телефон сначала в Новосибирске, а потом в Томске). А вот про Паняева Кудрявцев не слышал, что указывает на то что Паняев, вероятно, был не полноценным членом команды, а одним из сопровождающих операцию ФСБшников.

Кудрявцев упоминает и девятого отравителя, который не был назван The Insider и Bellingcat в предыдущей части расследования — Василия Калашникова. Метаданные телефона Кудрявцева указывают на то, что он действительно связывался с ним по прилету в Омск.

В ФСБ заявили, что телефонный разговор Навального с Кудрявцевым – подделка и провокация, которую нельзя осуществить без помощи иностранных спецслужб.

«Использование способа подмены номера абонента — известный приём иностранных спецслужб, ранее не раз апробированный в антироссийских акциях, позволяющий исключить возможность установки реальных участников разговора», — цитирует РБК заявление ФСБ.

Служба начала проверку, по результатам которой «будет дана процессуальная оценка».

Би-би-си взял комментарий у Марка Галеотти, исследователя российских вооруженных сил и спецслужб, автор книги «Воры. История организованной преступности в России»:

Произошедшее — абсолютно беспрецедентно. Утечки есть всегда, ничто не остается в секрете навечно, как показала история со Скрипалями. Можно идентифицировать конкретных исполнителей, это может приводить к самым разным последствиям. Но я не могу вспомнить ни одной ситуации, когда жертва совершенного покушения связывалась бы с исполнителем этого покушения и убеждала бы его рассказать историю.

Что это значит для ФСБ? Это большой позор. Если говорить, например, про Скрипалей — да, для России это было чувствительно, но никто не делал предположения, что ГРУ от этого сильно пострадало. Потому что, конечно, все понимали, что подозреваемые будут опознаны с помощью виз и камер в аэропорту.

Но если говорить о случае с Навальным — ему удалось продемонстрировать, какое количество сверхсекретной информации доступно в даркнете — телефонные номера, имена, все остальное. И что можно все это использовать, чтобы опознать отдельных лиц. И, более того, заставить их говорить об их работе — это потрясающая вещь!

Да, звонок, который сделал Навальный, выглядел так, как будто его совершают с номера, который ассоциирован с ФСБ. Но до этого казалось, что правила собственной безопасности просто не предполагают, что, получив такой звонок, ты пустишься в пространные объяснения по поводу сверхсекретной операции.

Как подобное могло произойти? Во-первых, нужно помнить, что ФСБ — это главная и передовая служба, которая занимается именно внутренней безопасностью. Они такие политические полицейские. Поэтому они не противостоят мировым контрразведывательным службам, поэтому у них могло и не сформироваться таких жестких правил безопасности.

Во-вторых, в связи с тем, что они сами себя называют «неодворянами» (так сотрудников ФСБ описывал его экс-глава Николай Патрушев — Би-би-си), играть роль может и элемент некоего высокомерия. В-третьих, это первый раз, когда ФСБ столкнулась с таким типом расследований, которыми занимаются Bellingcat и их партнеры. Я уверен, что они поражены всем случившимся не меньше, чем вы все. Можно предположить, что теперь ФСБ станет намного осторожней.

Мы все вступаем в новую эру, все спецслужбы мира сталкиваются с чем-то подобным. Никто не привык к тому, что можно так свободно получать доступ к таким объемам информации. Для ФСБ случившееся — это такой тревожный звонок в очень жесткой форме.

Как произошедшее отразится на имидже России? Я уверен, что в спецслужбах по всему миру многие считают, что то, что произошло — это очень смешно. Но я надеюсь, что люди не сделают ошибочный вывод о том, что Россия — это такая некомпетентная страна с придурочными агентами-недоучками.

Интересно, что все это происходит одновременно с тем, как США столкнулись с мощнейшей хакерской атакой, которую, судя по всему, провела СВР. То, о чем рассказал Навальный — это довольная простая и очень грубая ошибка в безопасности. Но только из-за нее нельзя думать, что российские спецслужбы состоят из одних лишь идиотов.

Андрей Солдатов, главный редактор сайта Agentura.ru, соавтор книг «Новое дворянство» и «Свои среди чужих», посвященных российским спецслужбам:

Если не сравнивать это с историей прекрасного видео Маргариты Симоньян с сотрудниками ГРУ, туристами (имеются в виду предполагаемые участники отравления Сергея Скрипаля — Би-би-си) то, наверное, случай такого раскрытия — это беспрецедентно. Этот звонок — уникальная история.

В этой истории есть несколько технических моментов, которые объясняют шокирующую откровенность этого персонажа. Дело в том, что он не оперативник, а скорее технический специалист, которого привлекли для проведения операции. Поэтому довольно понятно, почему он попался на удочку и стал все это рассказывать. Потому что в операциях подобного и любого другого рода такие люди играют подчиненную роль, а оперативники решают, как и что делать.

Этого человека застали врасплох. Неоперативный сотрудник не очень знает, как на такие темы разговаривать — из видео понятно, что он не очень знает, что он делает. Второй собеседник Навального — из омского управления ФСБ по борьбе с терроризмом — сразу это дело пресек, потому что он опер, который понимает, что так делать эти вещи нельзя. А технический эксперт что-то где-то слышал, но, скорее всего, забыл и полагался на начальство.

Такие люди варятся во внутренней системе, никогда не выходят на контакт с людьми, которые не представляют систему ФСБ. Ему даже в голову не может прийти, что ему может позвонить какой-то пранкер.

Но, конечно, для всей институции в целом тот факт, что на таком уровне находится внутренняя безопасность, соблюдение правил, планирование и проведение операций… Я даже не могу начать перечислять, как все плохо.

Я думаю, что проблема заключается в том, что, к сожалению, много лет назад было принято решение, что если делать выбор между эффективностью и преданностью, то преданность ценится выше. Потому что когда люди профессиональные, они склонны задавать ненужные вопросы. А здесь мы видим — и видим уже много лет — что исполнителями выбираются люди, которые никогда не зададут никаких вопросов.

Это, конечно, доказывается тем, что человек, который участвовал так долго в операции против Навального, не может узнать его голос и совершенно характерных интонаций, которые знают абсолютно все. Он сам себе никогда не задавал вопросов, что он делает, как он делает. Не было даже по-человечески интересно послушать, посмотреть хоть одно видео человека, который был его мишенью.

 

 

 


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться