Проект ТАПИ. Сколько геополитики в туркменском газе

Автор -

Почему делегация талибов в Ашхабаде заговорила о Трансафганском газопроводном проекте ТАПИ, и какое отношение к этим переговорам имеет Исламабад? Об этом пишет «Немецкая волна»:

6 февраля в Ашхабаде прошла встреча руководства МИД Туркменистана с делегацией политического офиса «Талибана» в Катаре. Само по себе это не стало бы сенсацией, если бы не попавшая в информация о том, что в ходе переговоров был поднят вопрос о Трансафганском газопроводе ТАПИ и что талибы заверили Ашхабад в поддержке совместного проекта Туркменистана, Афганистана, Пакистана и Индии.

ТАПИ под охраной талибов?

«Талибы поддерживают осуществление ТАПИ и других проектов развития в Афганистане», — такое заявление участника делегации талибов Сухейля Шахина, сделанное на пресс-конференции в Ашхабаде, передали информагентства.

Значит ли это, что одна из главных проблем ТАПИ — обеспечение безопасности на участке трубопровода, который пройдет по территории Афганистана, будет решена благодаря благосклонности талибов? И можно ли считать, что заявление «талибской дипломатии» из Катара нивелирует прежние угрозы террористической «Сети Хаккани», грозившей атаковать объекты этого проекта в Афганистане?

Напомним, что ровно три года назад, в феврале 2018 года, в афганском Герате в присутствии президентов Туркменистана и Афганистана, премьер-министра Пакистана и министра иностранных дел Индии стартовало строительство афганского участка ТАПИ. Заявления о готовности принять участие в строительстве объектов ТАПИ прозвучали из Ташкента. А годом ранее свой участок достроил Туркменистан.

(По информации, полученной DW в Узбекистане, Ташкент с 2018 года без большого шума неоднократно оказывал Ашхабаду по сооружению ТАПИ, и готов использовать людей и технику, которые должны были быть задействованы для прокладки четвертой ветки трубопровода Центральная Азия — .)

Туркменский газ и пакистанские требования

Но на прокладку труб по территории Афганистана финансирования до сих пор нет, отмечает ташкентский политолог Юрий Черногаев. По его мнению, это связано с тем, что проект, который в конце 1990-х и в 2000-х считался прорывным с экономической и геополитической точек зрения, утратил былую привлекательность.

«Пока шли переговоры между участниками проекта, Иран уже протянул до границы с Пакистаном свою трубу, а на территории Пакистана газопровод достроили китайцы», — продолжает он. Кроме того, препятствием для ТАПИ стал вопрос о цене транспортируемого газа.

«По данным издания Profit, семь лет назад, когда заключали соглашение, стоимость газа была ниже, чем на СПГ, а сегодня туркменский газ почти вдвое дороже американского СПГ. Но и это не все. Туркмения соглашалась передавать свой газ Пакистану на границе с Афганистаном, чтобы брал на себя все убытки в случае потерь газа на афганской территории. Исламабад сейчас настаивает на изменении этого положения, он не хочет нести ответственность за потери в Афганистане», — поясняет политолог.

Проект примирения или противостояния между Индией и Пакистаном?

Афганский журналист Ахмед Дурани, в свою очередь, предлагает другую интерпретацию спора между Туркменистаном и Исламабадом. По его словам, после того как в Герате президент Афганистана обещал завершить ТАПИ в течение пяти лет, талибы заявили, что готовы охранять проект, так как он в интересах народа. Но Пакистан начал требовать от Туркменистана пойти на условия, при которых Индия будет получать газ по гораздо более дорогой цене, чем он сам.

Эти переговоры зашли в тупик, в Ашхабаде уперлись, ссылаясь на международные стандарты. Вот тогда талибы и заявили, что проект невозможен, пока Афганистан остается в оккупации, и обещали нападать на ТАПИ. Проект замер. Но теперь, с точки зрения разведки Пакистана, ситуация изменилась: главный противник — Индия активизировалась в регионе.

«После того, как Дональд Трамп собрался выводить из Афганистана войска США, в Дели заявили, что Индия может оказать военную помощь афганскому правительству. Далее: в эти дни Индия и Афганистан подписывают договор о строительстве дамбы для АЭС в провинции Кунар. Эта дамба позволит Афганистану регулировать поток воды в Пакистан. В Исламабаде воспринимают это как индийский антипакистанский проект в Афганистане», — рассказывает собеседник DW.

В этой ситуации, продолжает он, «дипломатическая миссия» талибов в Катаре, подконтрольная Исламабаду, сигнализирует через представительство Туркменистана в Дохе, что хочет приехать в Ашхабад и обсудить возможность поддержки странами региона мирных переговоров повстанцев с правительством президента Ашрафа Гани. «Так как Гурбангулы Бердымухамедов заявлял, что готов предоставить площадку для таких переговоров, Ашхабад согласился. Но уже в Ашхабаде талибы вдруг подняли вопрос о ТАПИ. Это было неожиданным для туркмен», — говорит Ахмед Дурани.

Почему талибы приехали в Ашхабад

«Обсуждение талибами проблематики ТАПИ — это проект спецслужбы Пакистана. Талибы не самостоятельны. На самом деле, с их помощью Пакистан намерен возобновить надежду на ТАПИ, в котором нуждается и Ашхабад, и Кабул, и через него влиять на переговоры между Кабулом и Индией», — поясняет афганский журналист.

Одновременно, по замыслу Пакистана, участие талибов в переговорах по ТАПИ повысит их ставки в преддверии межафганских переговоров о мире. «В Индии, однако, считают, что с «Талибаном» договариваться нет смысла, поскольку в движении сегодня есть пять-шесть центров власти, каждый из которых находится под влиянием разных внешних игроков», — подчеркивает он.

Впрочем, маневр талибов не был успешен, туркменская делегация заявила, что ТАПИ пока остановлен, а Ашхабад ищет вместе с Афганистаном и Индией другой способ обеспечить поставки туркменского газа в Индию через Афганистан. Об этом, со ссылкой на собственную неофициальную информацию от участников переговоров в Ашхабаде, рассказал DW Ахмед Дурани.

Между тем в конце февраля в Дубае должна пройти международная конференция «ТАПИ — газопровод мира и сотрудничества», одним из главных инициаторов которой выступает Ашхабад. То есть судьба проекта Туркменистану далеко не безразлична. Однако об обострении отношений между этой республикой и другим ключевым участником — Пакистаном косвенно свидетельствует закрытие в январе года офиса «Национального банка Пакистана» в Ашхабаде — единственного иностранного банка, которому было разрешено обслуживать граждан Туркменистана.

Этот филиал был важным звеном в финансировании ТАПИ. Но одновременно он находился под контролем спецслужб Пакистана и в их интересах проводил операции, которые не устраивали власти Туркмении, утверждает Ахмед Дурани.


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться