Как компания Coca-Cola помогала властям Узбекистана в захвате прибыльного бизнеса — расследование Озодлик

Автор -
395

    Правительство Узбекистана пытается продать свою долю в прибыльном предприятии по розливу безалкогольных напитков Coca-Cola. События, предшествовавшие этому, запомнятся надолго и могут послужить уроком на будущее. Радио Озодлик рассказало о некоторых скандальных фактах, связанных с приходом  Coca-Cola в Узбекистан в своем журналистском расследовании. Ниже текст без изменений:

    В Узбекистане на торги выставили государственную долю франшизы компании Coca-Cola; этот инвестиционный аукцион может стать самым крупным за последние годы.

    На долю франшизы, которая оценивается в несколько десятков, если не сотен миллионов долларов, приходится почти половина рынка безалкогольных напитков в Узбекистане с его 34-миллионным населением. Продажа государственной доли может не только принести деньги в казну страны, но и помочь ей сменить имидж: перестать считаться коррумпированным «инвестиционным захолустьем» и предстать «новым прибыльным рынком».

    Акционеры CCBU и его доля рынка
    Акционеры CCBU и его доля рынка

     

    Но продажа уже вызывает подозрения: всего через несколько недель после того, как правительство публично призвало участников торга подавать заявки, Агентство по противодействию коррупции опубликовало – а затем быстро отозвало – заявление, в котором утверждалось, что в процессе имелись недостатки, и предлагалось его приостановить. В короткий список окончательных участников торга вошла компания, связанная с зятем нынешнего президента Шавката Мирзиёева.

    За этим скрывается еще большая проблема – это судебная тяжба, длившаяся два десятилетия, в которой участвовали старшая дочь деспотичного предшественника Мирзияева Ислама Каримова, мощная вашингтонская лоббистская фирма и узбекско-американская семья, утверждающая, что правительство Узбекистана отобрало у нее долю, стоимость которой превышает 300 миллионов долларов.

    Кроме того, в судебное разбирательство был вовлечен известнейший американский бренд: Coca-Cola Company.

    Как следует из внутренней переписки руководства в штаб-квартире Coca-Cola в США и менеджеров ее регионального подразделения в Турции, руководители компании знали, что к сделкам, через которые узбекскому правительству перешли активы, некогда принадлежавшие семье Максуди из Нью-Джерси, могли возникнуть юридические претензии.

    Позже, когда правительство решило перепродать эту долю по низкой цене совместному предприятию, принадлежащему малоизвестной американской компании, руководители Coca-Cola закрыли на серьезные проблемы, вызывавшие опасения. Об этом свидетельствуют электронные письма и другие служебные записи. Среди них есть и ранее никогда не публиковавшиеся.

    Впоследствии стало известно, что данная американская компания непосредственно связана со старшей дочерью Ислама Каримова Гульнарой.

    В мае 2004 года региональный финансовый директор Coca-Cola предупредил менеджеров компании, направив им электронное письмо следующего содержания: «По моему мнению, если правительство США не говорит категорического «нет», мы можем продолжать. Однако мы всегда должны помнить, что это рискованно и кто-то из наших партнеров однажды может столкнуться с теми или иными проблемами». Среди адресатов этого письма, по всей видимости, был и ведущий юрист в штаб-квартире компании Coca-Cola в Атланте.

    «Нам придется согласиться с тем, что цена работы в Узбекистане – это неопределенность и большой риск», – написал директор.

    Как выяснилось позже, этот риск включал в себя захват компании Coca-Cola Bottling Uzbekistan Гульнарой Каримовой. Семья, основавшая это совместное предприятие с компанией Coca-Cola, на протяжении долгих лет утверждает, что Каримова его «украла». В настоящее время Каримова отбывает наказание в колонии под Ташкентом. Среди выдвинутых против нее обвинений значится и обвинение в том, что она незаконно заполучила право владения компанией по розливу по заниженной стоимости.

    В Соединенных Штатах Каримовой были предъявлены обвинения во взяточничестве и коррупции, возникшие в результате отдельного, но связанного с этим делом суда, касающегося телекоммуникационных компаний. Она также попала под санкции Министерства финансов США.

    Семья Максуди, которая первой создала совместное предприятие Coca-Cola, заявила, что планирует подавать иски в США и за их пределами.

    «Не допустить прихода Pepsi»

    История Coca-Cola в Узбекистане началась через два года после распада Советского Союза.

    В 1993 году The Coca-Cola Export Corporation, дочернее предприятие компании Coca-Cola, согласилось инвестировать в трехстороннее совместное предприятие по розливу и продаже американских шипучих и других прохладительных напитков. Двумя другими партнерами стали официальная узбекская ассоциация пищевой промышленности «Узпищепром» и зарегистрированная на Каймановых островах компания Roz Trading.

    Roz Trading принадлежала членам семьи Максуди, этническим узбекам, имеющим исторические связи с Афганистаном. Большая часть семьи переехала в Соединенные Штаты в 1970-х годах. Отец семейства Абдул Максуди был успешным и влиятельным бизнесменом, который в течение нескольких лет продолжал вести деловую деятельность в Афганистане и после советского вторжения в эту страну в1979 году.

    За два года до создания совместного предприятия один из сыновей Максуди, Мансур, женился на Гульнаре Каримовой – старшей из двух дочерей Ислама Каримова, тогда являвшегося президентом Узбекистана.

    Мансур и Фарид Максуди
    Мансур и Фарид Максуди

     

    Первоначально акции предприятия были разделены поровну между тремя партнерами. Позже Roz Trading увеличила свою долю до 55 процентов, а компания Coca-Cola – до 43 процентов.

    Предприятие, получившее название CCBU, оказалось успешным. К 2000 году годовой объем продаж компании, в собственности которой находился крупнейший в Центральной Азии завод по розливу напитков, превысил 100 миллионов долларов.

    В 1996 и 1997 годах Мансур Максуди и его брат Фарид были признаны «Лучшими боттлерами года», а в 1998 году они посетили торжественный ужин в их честь в штаб-квартире компании Coca-Cola в США.

    Фарид (слева) и Мансур Максуди с Дугом Ивестором, президентом и генеральным директором компании Coca-Cola, 1996 г.
    Фарид (слева) и Мансур Максуди с Дугом Ивестором, президентом и генеральным директором компании Coca-Cola, 1996 г.

     

    Однако в 2001 году отношения между Мансуром Максуди и Гульнарой Каримовой начали ухудшаться. После очередной супружеской ссоры 29 июля Каримова вместе с двумя детьми бежала из Соединенных Штатов, улетев домой в Ташкент.

    Несколько дней спустя Максуди обратился с исковым заявлением в суд Нью-Джерси, где жила его семья, утверждая, что Каримова похитила их общих детей.

    Вслед за этим спецслужбы Узбекистана начали преследовать родственников Максуди в Ташкенте, рабочих основного завода по розливу Coca-Cola и сотрудников офиса семейного бизнеса. Трое родственников Мансура, в том числе его дядя, были задержаны и арестованы. Позже был задержан еще один сотрудник. Трое топ-менеджеров совместного предприятия покинули страну. Работа на четырех объектах CCBU была приостановлена.

    Эти события встревожили руководство компании Coca-Cola в Соединенных Штатах. 17 августа 2001 года Джанет Ховард, в то время старший вице-президент, и другие руководители компании встретились с послом Узбекистана в Вашингтоне.

    «Посол сказал, что нужно отделить коммерческий спор от “семейных вопросов”», – написал в тот же день Ховард, добавив: “По словам посла, “Фарид [Максуди] объявил войну узбекскому правительству”».

    Спустя четыре месяца, 24 декабря 2001 года, узбекские спецслужбы задержали более двух десятков родственников Максуди, проживавших в Ташкенте и его окрестностях, включая женщин и детей, а также пожилую бабушку. Их более 15 часов везли до границы с Афганистаном, где затем оставили, наказав не возвращаться.

    В тот же день президент Coca-Cola по Евразии и Ближнему Востоку Ахмет Бозер отправил электронное письмо высокопоставленным руководителям компании о «проблемах акционеров в Узбекистане».

    «Окончательным решением будет новое партнерство без Максуди», – написал Бозер.

    «Мы «перезапустим» отношения с правительством (мы уже начали), – написал он. – Это возможность для нас установить прочные отношения между [корпорацией Coca-Cola] и правительством Узбекистана».

    Бозер также прояснил одно из главных опасений компании: «Ключевой приоритет для нас – не допустить Pepsi», – написал он в своем электронном письме от 24 декабря 2001 года.

    Бозер, который годами позже занял пост исполнительного вице-президента Coca-Cola по всему миру, на котором проработал до выхода на пенсию в 2016 году, не ответил на звонки и электронные письма журналиста «Озодлика», пытавшегося получить комментарий.

    По-видимому, главной заботой для руководителей Coca-Cola было обеспечение дальнейшей работы предприятия в Узбекистане, а не то, кто его контролирует.

    «Нет никаких сомнений в том, что Максуди построили успешный », – сказал «Озодлику» Тим Лейн, бывший руководитель индустрии напитков, входивший в консультативный совет CCBU.

    При этом он добавил: «Coca-Cola прислушивалась к тому, кто контролировал ситуацию. Им, несомненно, нужно было делать всё необходимое, чтобы защитить бренд. И какой бы ни была сюжетная линия, они ее поддерживали».

    «Согласно действующему законодательству»

    Теракты 11 сентября 2001 года, которые произошли примерно через шесть недель после бегства Каримовой в Узбекистан, изменили приоритеты Соединенных Штатов в Центральной Азии и внешней политики США в целом. Администрация президента Джорджа Буша убедила Каримова позволить войскам США использовать бывшую военную базу и воздушное пространство его страны для поддержки военных операций в соседнем Афганистане.

    В течение следующих девяти месяцев узбекские власти продолжали оказывать давление на предприятие Coca-Cola, выступая с обвинениями в мошенничестве и хищениях.

    Суды в Узбекистане вынесли ряд решений о ликвидации акций Roz Trading. Правительство Узбекистана также запретило предприятию экспорт и конвертацию в доллары США любых внутренних доходов, оцениваемых в узбекских сомах.

    Среди прочего, узбекские власти обвинили Roz Trading в бесхозяйственности и ненадлежащем ведении бухгалтерского учета; позже – в жестоком жестоком обращении с сотрудниками.

    В июне 2002 года Coca-Cola наняла вашингтонскую лоббистскую фирму Stonebridge International, чтобы разрешить конфликт. Роль ведущих посредников взяли на себя Роальд Сагдеев, бывший научный советник президента СССР Михаила Горбачева, и Сьюзен Эйзенхауэр, в то время являвшаяся его женой. Согласно письму-обязательству, отправленному в фирму Stonebridge, условия оплаты включали комиссию в размере 200 тысяч долларов США плюс 2 процента за каждый США, переведенный из Узбекистана.

    «Естественно, все усилия Stonebridge и компании должны осуществляться в полном соответствии с действующим законодательством», – говорилось в письме.

    После поездки в Узбекистан для выработки соглашения с властями страны 6 августа 2002 года Эйзенхауэр направила шестистраничную служебную записку, из которой следует, что Каримова принимала непосредственное участие в переговорах.

    «Учитывая международное внимание и ее прошлые отношения с семьей в Нью-Джерси, это превратилось в политический вопрос высокого уровня, который, как она [Каримова] признает, может сказаться на ее отце», – говорится в записке.

    «Самое важное, семья [Каримова] обеспокоена тем, что любая помощь Coca-Cola или CCBU придется на руку семье “М”», – говорится в записке. В данном случае под буквой «М» подразумевается семья Максуди.

    Albright Stonebridge Group, преемница фирмы Stonebridge, не ответила на многочисленные электронные письма «Озодлика».

    Пока посредники Stonebridge совершали поездки между Вашингтоном и Ташкентом, руководители Coca-Cola в США встретились с послом Узбекистана. 31 июля вице-президент Ховард написал нескольким другим руководителям компании в США и Турции, что «через частный канал произошел большой прорыв к семье», подразумевая семью Каримова.

    Ховард также предложил направить письмо семье Каримова и указать в нем, что Coca-Cola согласна на «замену М третьей, дружественной Узбекистану, стороной».

    Более глубокое понимание стратегии Coca-Cola можно получить из более ранней записки Бозера, разосланной по электронной почте нескольким руководителям в Европе и США.

    Копия внутренней переписки
    Копия внутренней переписки

     

    В этой записке от 22 июля 2002 года Бозер изложил различные варианты выхода из конфликтной ситуации. Он также писал о ликвидации правительством акций Roz Trading: «Тогда, вопреки узбекскому законодательству, Кабинет министров Узбекистана передал эти 24 процента государственному предприятию «Пищепром», 33 процента акций в котором принадлежат государству», – написал он.

    В приложении, отправленном Бозером, прямо говорится о том, что против имущества Максуди были задействованы узбекские суды.

    «Узбекские суды систематически используются (и часто предпринимают действия, противоречащие узбекскому законодательству) для уменьшения доли Roz Group с 55 процентов в мае 2001 года до 0 процентов в июле 2002 года», – говорилось в документе.

    «В угоду госпоже Каримовой»

    На протяжении 2001, 2002 годов и последующих лет сторонние наблюдатели предполагали, что Гульнара Каримова была причастна к закрытию, а затем и к захвату предприятия Coca-Cola. Однако масштабы ее вовлеченности стали известны только спустя годы – благодаря судебным документам в рамках исков, которые подала в федеральные суды США семья Максуди.

    В апреле 2003 года правительство Узбекистана сообщило компании Coca-Cola о том, что государственная доля CCBU будет приватизирована и передана другому совместному предприятию. Компания Muzimpex входила в состав конгломерата Zeromax, который изначально был основан в конце 1990-х годов в американском штате Делавэр.

    Впоследствии компания Zeromax реорганизовалась и зарегистрировалась заново – уже в Швейцарии, отчасти для того, чтобы избежать судебных разбирательств со стороны семьи Максуди.

    Среди судебных документов также имеются копии подписанных контрактов и учредительных документов, из которых следует, что Каримова создала в Объединенных Арабских Эмиратах компанию Revi Holdings для поставки сырья для CCBU, которая в 2002-2003 годах получила контракты на сумму 1,75 миллиона долларов США.

    Основным лицом, участвовавшим в создании компании Revi Holdings, был Фарход Иногамбаев. В своих письменных показаниях под присягой, отправленных в августе 2007 года в рамках иска Максуди против компании Zeromax в суде США, Иногамбаев сообщил, что его заставили работать на Каримову. По его словам, Каримова угрожала его родственникам.

    Кроме того, Иногамбаев признался, что был вынужден составлять против Максуди ложные отчеты о налоговых махинациях и коррупции.

    «Она знала, что этот захват поможет уничтожить Мансура Максуди, его семью и бизнес. Во-вторых, она хорошо осознавала огромную финансовую ценность бизнеса CCBU и его объектов», – писал в своих показаниях Иногамбаев.

    «Госпожа Каримова лично координировала с высокопоставленными официальными лицами в узбекском правительстве действия по уничтожению компании Roz», – также сообщил он.

    Позже Иногамбаев бежал из Узбекистана при помощи семьи Максуди и получил политическое убежище в Соединенных Штатах. В разговоре с журналистом «Озодлика» Иногамбаев отказался давать дополнительные комментарии.

    По словам Иногамбаева, в сентябре 2002 года он от имени Каримовой встречался с Бозером в гостинице Intercontinental в Ташкенте.

    «Господин Бозер поддержал попытку госпожи Каримовой получить контроль над CCBU через одну из ее компаний. Несколько раз во время встречи господин Бозер сказал что-то вроде: «Мы на одной стороне в этом споре», – писал в своих показаниях Иногамбаев.

    «Должностные лица Coca-Cola особенно стремились угодить госпоже Каримовой, потому что были обеспокоены тем, что она может позволить Pepsi вести бизнес в Узбекистане», – заявлял Иногамбаев.

    В электронном письме другим руководителям Coca-Cola Бозер отрицал информацию о каких-либо переговорах с Каримовой. Однако внутренняя переписка, в частности, американца, возглавлявшего узбекскую телекоммуникационную компанию Uzdunrobita, говорят об обратном.

    В электронном письме в мае 2004 года, адресованном региональным руководителям компании, Родни Стайлз, финансовый директор Coca-Cola по Евразии и Ближнему Востоку, писал, что компания в будущем столкнется с проблемами, если поддержит предложение о передаче контроля над CCBU компании Zeromax и ее дочернему предприятию Muzimpex.

    «Нам придется согласиться с тем, что ценой работы в Узбекистане будут продолжающаяся неопределенность и значительный риск», – написал он в электронном послании, адресованном ведущему юристу в штаб-квартире Coca-Cola в США.

    Позже в том же году Muzimpex официально приобрела у государства за 14,1 миллиона долларов контрольный акций, ранее принадлежавший Roz Trading.

    Аудиторская проверка, проведенная в 2005 году по поручению Генеральной прокуратуры Узбекистана, показала, что хищения и мошенничество в CCBU нанесли узбекскому правительству ущерб в размере 6 миллионов долларов США. По словам одного из источников, непосредственно знакомого с проведенной аудиторской проверкой и расследованием, целью «всего процесса» было оправдать арест акций Roz Trading узбекским правительством.

    «В CCBU были нарушения, но не было никаких оснований для ареста активов», – сказал на условиях анонимности источник «Озодлика».

    Телекоммуникационный скандал

    К 2007 году напряженность между Максуди и Каримовой, а также узбекским правительством переросла в настоящую войну. Суд Нью-Джерси, удовлетворивший иск Мансура Максуди о расторжении брака с Каримовой, за четыре года до этого передал ему опеку над двумя их общими детьми. Международный ордер на арест Каримовой был выдан в результате судебного решения по делу о разводе и ее бегстве в Узбекистан вместе с детьми. Это резко ограничило ее возможности путешествовать за границу.

    Тем временем правительство Узбекистана направило в Интерпол «красное уведомление» об аресте братьев Максуди.

    Спустя год, в мае 2008 года, Каримова и Максуди договорились об урегулировании конфликта, в результате которого несколько родственников Максуди были освобождены из-под ареста в Узбекистане в обмен на прекращение судебного разбирательства в США.

    Позже в том же году арбитражная комиссия в Вене отклонила судебные иски Roz Trading к Zeromax.

    К 2010 году правительство Узбекистана приняло решение закрыть Zeromax. Компанию вынудили объявить о банкротстве.

    Тем временем в 2012 году в шведском документальном фильме осветили утечку документов, из которых следовало, что Каримова предположительно получила взятку в размере около 320 миллионов долларов США от крупной международной телекоммуникационной компании, которая пыталась выйти на рынок Узбекистана. Два высокопоставленных сотрудника CCBU были задержаны в Женеве при попытке снять деньги с банковского счета, связанного с Каримовой.

    Позже власти США обвинили другую телекоммуникационную компанию –российскую МТС – в даче взяток Каримовой; в конечном итоге для урегулирования этих обвинений компания заплатила американским властям штраф в размере 850 миллионов долларов.

    В 2013 году, через год после появления документов, раскрывавших предполагаемые факты получения Каримовой взяток от шведской телекоммуникационной компании, узбекские власти начали уголовное расследование, а затем конфисковали активы Muzimpex в предприятии Coca-Cola.

    Действия против телекоммуникационного предприятия и активов Coca-Cola достигли кульминации в 2014 году, когда прокуратура Узбекистана арестовала Гульнару Каримову, обвинив ее в хищениях, взяточничестве и «членстве в организованной преступной группировке».

    В 2017 году власти Узбекистана предъявили Каримовой дополнительные обвинения, в том числе в хищении государственного имущества. Среди предположительно похищенного имущества значились и 57,1% акций CCBU, приватизированных в 2004 году.

    Пробыв некоторое время под домашним арестом, Каримова внезапно была переведена в женскую колонию под Ташкентом, где, как предполагается, она находится по сей день.

    О ее состоянии ничего неизвестно, что отражает непрозрачность судебных и прокурорских процедур в Узбекистане. Дочь Каримовой пыталась предать общественной огласке тяжелое положение своей матери, утверждая, что у проблемы со здоровьем.

    Адвокат, назначенный судом Швейцарии для представления интересов Гульнары Каримовой после того, как швейцарские власти арестовали ее банковские счета, на которых хранились сотни миллионов долларов, не может посетить ее в тюрьме с июня 2019 года.

    Из отчета швейцарской федеральной полиции за 2016 год, которая проверяла, использовала ли Гульнара Каримова швейцарские банки для отмывания или сокрытия незаконно полученных средств, также стало очевидным, кто владел Zeromax: «Согласно швейцарским судебным документам, Zeromax является частью конгломерата компаний, которым владела Каримова», – говорится в нем.

    Ее отец, который правил Узбекистаном с момента провозглашения страной независимости в 1991 году, был госпитализирован в конце августа 2016 года. 2 сентября было объявлено о его смерти.

    Руководители штаб-квартиры компании Coca-Cola в Атланте не ответили на вопросы «Озодлика», отправленные по электронной почте. Вместо них на запрос редакции ответили в офисе CCBU в Ташкенте.

    «Coca-Cola утоляет жажду узбекских потребителей на протяжении более трех десятилетий», – заявила в своем электронном письме пресс-секретарь CCBU Нози Арипжанова.

    «Мы требуем от всех заинтересованных сторон следования высочайшим стандартам этики, прозрачности и соблюдения всех законов, как на бумаге, так и на деле. Мы поддерживаем решение правительства Узбекистана приватизировать отечественное предприятие по розливу и убеждены, что опытный партнер по розливу принесет пользу потребителям, клиентам и сообществам в стране», – написала она.

    «Мы также приветствует важные шаги, предпринятые правительством для обеспечения объективного, справедливого и прозрачного процесса приватизации, включая создание международной команды авторитетных организаций и подтверждение соблюдения существующих нормативных актов и законов в Узбекистане», – сказала Арипжанова.

    Лейн, руководивший предприятиями по производству напитков, говорит, что официальные лица в штаб-квартире Coca-Cola, вероятно, хорошо осведомлены о нынешней продаже CCBU и мошенническом прошлом.

    «Если история полностью вычищена, и кто-то пытается привести в порядок страну, и, если будет подписано соответствующее соглашение и есть законные инвесторы, я уверен, что Coke прислушается к этому», – сказал Лейн в беседе с «Озодликом».

    «Многие обещания о реформах остаются невыполненными»

    После прихода к власти в декабре 2016 года преемник Ислама Каримова Шавкат Мирзиёев приступил к реализации ряда реформ, направленных на избавление от ряда явлений, возникших за годы правления Каримова. Он также стремится улучшить испорченный имидж страны и привлечь крайне необходимые иностранные инвестиции для модернизации экономики.

    «Правительство предприняло некоторые конкретные шаги для улучшения ситуации с соблюдением прав человека в стране, – говорится в отчете Хьюман Райтс Вотч за 2021 год. – Тем не менее политическая система Узбекистана остается в значительной степени авторитарной. Многие обещания о реформах остаются невыполненными».

    В 2018 году правительство объявило о продаже своей доли в CCBU и привлекло Европейский банк реконструкции и развития для помощи в организации продажи. Однако, по словам представителя , участие банка, одной из задач которого является помощь странам Восточной Европы и бывшего Советского Союза в построении рыночной экономики, было позже приостановлено по решению правительства Узбекистана.

    «ЕБРР готов рассмотреть и поддержать приемлемые для банка проекты, которые открывают путь прямым иностранным инвестициям и соответствуют нашим критериям», – написал в электронном письме «Озодлику» пресс-секретарь ЕБРР Антон Усов.

    В 2019 году Мирзиёев подписал указ о продаже с аукциона акций десятка государственных предприятий и объектов недвижимости. https://lex.uz/docs/4312750 В июне прошлого года стало известно о продаже 57,1-процента доли Узбекистана в совместном предприятии CCBU.

    Согласно заявлению правительства, данное предприятие стало очень прибыльным, заработав около 160 миллионов долларов в году, что на 46 процентов больше, чем в предыдущем году.

    В своем представлении от 16 декабря 2020 года Агентство по управлению государственными активами заявило, что будет принимать письма от потенциальных участников торга до 31 декабря и отберет участников первого этапа до 14 января. Агентство также объявило, что крупный европейский банк Rothschild & Co. будет выступать эксклюзивным консультантом по сделке. https://davaktiv.uz/cocacola/en.html

    Две недели спустя турецкое подразделение компании Coca-Cola, которое уже ведет операции на большей части Центральной и Южной Азии, объявило, что подает заявку. В случае успеха это позволит основной корпоративной структуре Coca-Cola вернуть полный контроль над узбекским подразделением.

    Такая перспектива вызвала беспокойство у нескольких заинтересованных участников торгов внутри Узбекистана и привела к тому, что недавно созданное Агентство по противодействию коррупции страны пошло на беспрецедентный шаг, потребовав заморозить тендер.

    Однако через день после публикации этого заявления Агентство отказалось от своего протеста и заявило, что аукцион «проводится максимально прозрачно».

    10 февраля местный юрист Зафар Солижонов обнародовал список финалистов, рассматриваемых Агентством по управлению государственными активами Узбекистана. Среди них фигурируют турецкое подразделение компании Coca-Cola и крупная датская пивоваренная компания Carlsberg.

    Вместе с тем в список участников тендера включена компания под названием «Узбекско-Оманская Инвестиционная Компания» (Uzbek-Oman Investment Company). Среди основных акционеров этой малоизвестной фирмы значится младший зять президента Мирзияева Отабек Умаров.

    30 марта Агентство по управлению государственными активами объявило о завершении первого этапа тендера, но информация об именах и количестве участников не разглашается.

    Пресс-секретарь Агентства по управлению государственными активами Мумин Ибодов в ответ на запрос «Озодлика» прокомментировать аукцион порекомендовал направить все вопросы зарубежным компаниям, консультирующим правительство Узбекистана, в частности, в банк Rothschild.

    Банк не ответил на электронное письмо редакции.

    «Сколько раз правительство Узбекистана будет пытаться «приватизировать» акции Coca Cola Bottlers Uzbekistan Ltd.?, – говорится в заявлении семьи Максуди, направленном в редакцию «Озодлика». – Это коррупционный процесс длительностью почти 20 лет, который начался с незаконной конфискации 55 процентов наших акций в CCBU, а затем продолжился неоднократной «приватизацией» акций CCBU правительством Узбекистана».

    «Мы являемся истинными владельцами 55 процента акций CCBU», – заявили Максуди в письме.


    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться