«Токаев – мебель Назарбаева, но окончательное решение принимает Путин». Мухтар Аблязов о ситуации в Казахстане

Автор -
1149

Что сейчас происходит вокруг так называемой миротворческой миссии ОДКБ, можно ли говорить о противостоянии нынешнего президента Казахстана Токаева и первого президента Назарбаева, что сейчас что происходит с Назарбаевым и его семьей? На эти вопросы «Настоящего времени» ответил казахстанский оппозиционер, глава запрещенного в Казахстане движения «Демократический выбор» Мухтар Аблязов.

— Формально обратился Токаев, но понятно, что все вопросы решал Назарбаев. Это обращение произошло экстренно, потому что в Алматы на сторону народа перешел ОМОН, часть военных начали переходить. И фактически понял, что ситуация стала неуправляемая. Силовые структуры, на которые он планировал опираться, чтобы удержать свой режим, они вдруг стали ненадежными. И в этой ситуации экстренно было обращение в адрес Путина – не кого-либо, а именно Путина, потому что так называемая держится на войсках Путина, а все остальные – это просто фиговые листочки, чтобы сказать, что все страны решили. Решает все Путин.

Всю ситуацию сам Лукашенко слил, что ночью они позвонили, договорились и приняли решение отправить войска. Я хотел бы напомнить, что когда в 2010 году кыргызы попросили, то и Путин сказали, что это внутреннее дело. В 2010 году там были серьезные события на юге Кыргызстана, настоящая война была в районе Оша.

— Многие говорят, что то, что сейчас происходит в Казахстане, – это противостояние Токаева и Назарбаева. Вы какого мнения придерживаетесь?

— Я все время придерживаюсь мнения, зная и Токаева, и Назарбаева, что у Токаева не может быть мнения, он не может противостоять, потому что он мебель. Сегодня он мебель Назарбаева, но как только войска Путина зашли в Казахстан, наступает ситуация, которая висит на волоске. И теперь решающим голосом, который принимает окончательное решение, является Путин.

Потому что даже если с ним в итоге договорился, исходя из старых отношений, что он продолжает контролировать, влиять на ситуацию, то сейчас интересы Путина становятся таковыми, что он в любой момент эти договоренности может отменить. В связи с тем, что «кресло» – вот сидит, российские войска под носом, а казахские войска никакие, они не вселяют уверенность и состояние надежности, то, конечно же, Токаев будет делать то, что ему скажет Путин. Путин скажет очень вежливо, нежно. Назарбаев далеко, те назарбаевские люди, которые находятся рядом, тоже будут молчать.

На самом деле мы сейчас находимся в ситуации, когда внешнее управление над Казахстаном введено Путиным. Собственно, это «кресло», или, как мы говорим, мебель, становится мебелью Путина. Станет ли это так завтра, послезавтра или через месяц – это зависит от разных факторов: от международного давления или реакции, от внутреннего сопротивления. Мы это увидим очень скоро.

Ситуация очень сильно поменялась после того, как зашли войска Путина. Если я до этого все время говорил, что Токаев ничего не решает, все эти конфликты – ерунда, человек не в состоянии входить в конфликты со своим патроном, то сейчас у него появляется новый патрон – и ситуация дестабилизировалась. Эта политическая дестабилизация приведет в целом к дестабилизации в регионе.

По сути дела, Путин последовательно развивает идею построения бывшего Советского Союза. На карте можно нарисовать, вроде как бы договориться со всеми. Но он не учитывает реальность, что люди другие и будет гражданское сопротивление. В случае с Казахстаном ему очень удобно. Если в Крым пришлось загонять «зеленых человечков», на Востоке – воевать, и сейчас войска подтянуты к границе Украины, то в Казахстане все удобно: есть «кресло», как ему скажешь – так и повернет. Сейчас ситуация вот такая.

Единственное, что мы сейчас кадры видим: люди десятками тысяч выходят на улицы. Я уверен, что как только наши люди осознают, что суверенитет продан, а он реально продан национальными предателями, события выйдут из-под контроля. И в этой ситуации западные страны будут вынуждены вмешаться, потому что иначе дестабилизация приведет к тому, что дестабилизируется огромный регион, [появятся] миллионы беженцев, а им придется за это много заплатить. Поэтому вот такая ситуация.

— А какая роль тогда в этой всей ситуации у Назарбаева? Уже поговаривают, поступает неподтвержденная информация, что он, его дочери и семья уже покинули Казахстан.

— Они все время покидают Казахстан, регулярно, и очень мало времени проводят в Казахстане. И когда проводят, кинокамеры рисуют, что они якобы в Казахстане. Они давно живут за рубежом. Вторая дочь, Динара, она вообще живет в Женеве, она все время ждет гражданства. У них там дома, дворцы. В Лондоне у нынешней его гражданской жены Асель то же самое – дворцы, дома, все прочее. Поэтому они все время живут за рубежом. Поэтому это не критично, что они там живут – они и раньше там жили. Другой вопрос – они навсегда или нет? Сейчас все это зависит от того, будет ли Путин до какой-то меры исполнять договоренности или нет. А если нет, то тогда «кресло» Назарбаева просто будет под контролем Путина. Вот, собственно, вот так.

— Самая горячая точка на карте Казахстана. Много чего не подтверждается, но десятки убитых, издевательства над милицией, в самом центре города, разграбленные магазины, отсутствие наличности, дефицит продуктов – это факты. Этого можно было бы всего избежать, как вы думаете?

— Можно было избежать, но тогда бы ситуация выглядела по-другому. По сути, режим Назарбаева рухнул как карточный домик. Именно в Алматы – в таком ключевом городе – вышло очень много людей. Конечно, в процентном соотношении, кстати говоря, меньше – в Актау [вышло] 20 тысяч, а там [население] 170 тысяч. Ну, скажем, более 10%. Если бы в Алматы вышло порядка 10% – это 200 тысяч, но такого не было, было, наверное, 30-50 тысяч. Но люди решительно двигались.

Все регионы смотрели, что происходит в Алматы, это кардинально повлияло на настроения людей. И те сонные города, такие как Кызылорда, Тараз, в которых вообще даже и 50 человек не выходило, в Кызылорде вышло порядка 10 тысяч человек – это вообще фантастика. В этом смысле Алматы был плохим примером. И когда там начали вводить армию, армия не справилась, наступила дестабилизация.

Если бы сейчас такие вещи не делал – не применял силу и так далее, – власть его уже в Астане бы давно упала. То есть фактически он был вынужден применить криминальный прием, говорить, что некие люди нападают, разрушают, все прочее. Это было [способом] дискредитировать саму идею мирных митингов, оправдать введение войск, оправдать обращение к Путину. А иначе этот режим бы просто пал без внешней поддержки. Просто пал бы.

«В Казахстане происходят межэлитные разборки очень жестокие между теми, кто считает себя бенефициаром и победителем, и теми, кто не хочет быть проигравшими», — рассказал политолог Аркадий Дубнов телеканалу «Дождь».

Он подчеркнул, что последние действия нынешнего президента Токаева являются показателем того, что на данный момент в правительстве происходит переоценка ответственности и осуществляется попытка возвращения в реальную политику Назарбаева или людей, которые выступают в ней от его имени. Он также выразил мнение, что протесты и погромы в Казахстане связаны исключительно с борьбой кланов Назарбаева и Токаева, которого спасли введенные в республику войска ОДКБ.

«Господин находится на острове Хайнань, главном курортном месте в Китайской народной республике, где он издавна любит бывать, лечиться и отдыхать», — добавил Аркадий Дубнов, ссылаясь на свои источники.



Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться