«Непонятно, что делать»: как Нур-Султан и Бишкек захлебнулись от рублей — СМИ РФ

Автор -

Высокий курс рубля стал настоящей угрозой для экономик дружественных России стран постсоветского пространства, цитирует местных экономистов казанский востоковед Азат Ахунов. За последние месяцы в разы выросли суммы денежных переводов, которые приходят из России, причем очевидно, что речь идет не только о деньгах трудовых мигрантов. В свою очередь, россияне открывают счета в банках соседних стран, обменивают их на местную валюту, а потом — на доллары и выводят за рубеж. О том, чего опасаются эксперты из Казахстана и Кыргызстана, и какие меры принимают власти, — в материале Азата Ахунова на «БИЗНЕС Online» (полный текст):

Если где-то убыло, значит, где-то прибыло

Дружественные России страны, бывшие советские республики, захлебываются от рублевой денежной массы. Например, объем поступивших только в Узбекистан трансграничных переводов в январе – июне 2022 года составил $6,5 миллиарда. По сравнению с аналогичным периодом 2021 года цифра выросла на $3,2 млрд, или на 96%. В Киргизию за период с 1 января по 1 июня 2022 года перевели более $1 миллиарда. В Армении в мае был установлен абсолютный рекорд за всю историю наблюдений — из России поступило $266 млн, в то время как в марте показатель находился на уровне $115 миллионов. В Грузии также установлен исторический рекорд: сумма переводов из РФ выросла с $27 млн (14% от всех переводов) в марте до $313 млн в мае (62%).

Понятно, что речь идет не только о денежных переводах трудовых мигрантов, которые отправляют бо́льшую часть своего заработка на родину, а о более глобальных процессах. В первую очередь это перемещение денежных средств самих релокантов, внесение средств на вновь открытые валютные счета в соседних странах после отключения в России системы SWIFT, блокировки Masterсard и Visa, ну и банальная конвертация рубля в более востребованные валюты путем трансграничных денежных переводов.

Последняя операция постепенно выходит на первое место. Оставшиеся на российском рынке операторы денежных переводов фиксируют резкий рост перемещаемой ими денежной массы. Например, объем денежных переводов через сервис «Юнистрим» в июне – июле вырос в 5,3 раза. Стандартная операция — это денежный перевод в рублях из России с получением на месте в долларах США, но рост денежных потоков привел к тому, что в пунктах выдачи стало не хватать наличных долларов.

Больнее всего эта проблема ударила по Киргизии, которая первой ввела ограничительные меры. Нацбанк Киргизии внес временные изменения в правила осуществления денежных переводов в республике. Отныне денежный перевод из-за рубежа можно получить только в валюте страны-отправителя. Деньги, отправленные в Киргизию посредством международных систем денежных переводов, например из России, на территории КР выдаются получателю в российских рублях, из Казахстана — в тенге и т. д. Также в Киргизии решили выдавать деньги не по официальному курсу, а по курсу обменника, т. е. с накруткой до 20–30%. В других странах пока все остается по-старому, но и там местные финансисты все сильнее давят на власти с целью ограничить поступление в экономику российских рублей.

«Ввести ограничения на покупку и продажу российских рублей»

Несмотря на беспрецедентные санкции, российская национальная валюта до сих пор демонстрировала невероятную мощь и силу. Причины хорошо известны, о них много говорилось. Лишь в последние дни началась корректировка курса, и теперь мы все дальше уходим от такой приятной глазу картины, когда рубль на своем пике в конце июня укреплялся до почти 50 рублей за один $1.

Ранее торговая ассоциация развивающихся рынков, профильная ассоциация трейдеров, рекомендовала валютным трейдерам отказаться в некоторых сделках от использования российского внутреннего курса рубля. Трейдеры усомнились в адекватности обменного курса после введения масштабных западных санкций против РФ и запуска Россией вслед за этим мер по контролю за движением капитала.

Крепкий рубль привел к обесцениванию валют дружественных стран – торговых партнеров России. Особенно больной удар испытал казахстанский тенге, который обвалился относительно российской валюты с марта по июнь ровно в 2 раза. Например, в июне за 1 российский рубль давали 9 тенге — беспрецедентный пример во всей постсоветской истории российско-казахских отношений. Говоря проще, весь российский импорт подорожал для казахстанцев ровно в 2 раза. И это при том, что годовой товарооборот перевалил за отметку в $26 миллиардов. Официальные лица в Казахстане уже открытым текстом говорят о том, что подобная ситуация не может длиться долго, иначе стране не миновать финансового краха и дефолта.

«При этом складывается ощущение, что Нацбанк живет в своей параллельной реальности, где рубль еще котируется на мировых рынках. Курс рубля к доллару — искусственный, условный, то есть квазирыночный. Поэтому и курс рубля к тенге тоже квазирыночный. Мы находимся в едином экономическом пространстве, и для нас такая ситуация несет серьезные экономические риски и издержки», — говорит член комитета по финансам и бюджету парламента Республики Казахстан Аманжан Жамалов. При этом свободное перемещение рублей приводит к тому, что россияне открывают счета в казахстанских банках, обменивают их на тенге, а затем — на доллары и выводят за рубеж, добавил депутат. «Отдельные банки стали делать на этом целый бизнес. В итоге доллары и товары вывозятся, а в Казахстане остаются рубли, — поясняет он. — В результате в наших банках второго уровня скопилась большая рублевая масса. Переизбыток рублевой массы подтверждает введение банками комиссии за прием российской валюты на текущий счет и на депозит. Ее размер достигает до 20 процентов. И непонятно, что делать с этой рублевой массой. Единственное место, где можно использовать рубли, — это Россия. То есть нужно наращивать импорт из РФ. Но у них у самих сейчас дефицит товаров».

Жамалов отмечает парадоксальность ситуации, когда растет приток рублевой наличности в Казахстан, но при этом курс рубля укрепляется, хотя должно быть наоборот. «Считаю необходимым ввести ограничения на вывод капитала в долларах или евро для иностранных граждан, конвертирующих рубли в другую валюту; ввести ограничения на покупку и продажу российских рублей обменными пунктами; с учетом особенностей формирования курса рубля на российском рынке принять меры для формирования специального расчетного курса рубля к тенге; министерству финансов рассмотреть возможность использовать накопленную рублевую массу для досрочного погашения долга правительства и субъектов квазигоссектора, номинированного в российских рублях», — резюмирует Жамалов.

Выход же из ситуации, которую эксперты называют катастрофической, экономист Рахимбек Абдрахманов видит во временной приостановке участия Казахстана в Таможенном союзе и во введении таможенных границ. «Это должно быть ровно до тех пор, пока с России не снимают санкции», — считает он.

Масла в огонь подлила и недавняя новость, пришедшая из-за океана. 27 июля сенат США принял резолюцию с призывом к госсекретарю Энтони Блинкену признать Россию государством – спонсором терроризма. Сам госсекретарь, как пишут американские СМИ, не готов поддержать эту резолюцию, полагая, что имеющиеся санкции вполне достаточны. Но в Казахстане обсуждают эту тему так, будто Россию уже признали государством – спонсором терроризма. Предлагаются кардинальные меры, которые могли бы защитить экономику страны, ведь в случае развития такого сценарии все торговые партнеры России неизбежно попадут под санкции. Казахстанские эксперты видят только один путь — это выход из договора по ЕАЭС, а еще лучше — его приостановление на неопределенный период.

Искусственный ли курс рубля?

Сколько в реальности стоит российская национальная валюта? Каков реальный курс рубля? Кто-то предлагает брать за образец т. н. курс AliExpress, который, например, на 30 июля составлял 73 рубля за $1.

Автору этих строк в прошлом месяце удалось проверить на деле, искусственный ли курс рубля или нет. Будучи в Стамбуле, поневоле пришлось сделать тест-драйв российской платежной системы «Мир». Наличные доллары (а продают только их) в наших банках есть, но купить их нереально. Есть еще черный рынок, но это уже все вне закона. В случае с Турцией я не стал мудрствовать лукаво, взял с собой минимум наличности в валюте, надеясь, что всю необходимую сумму сниму в лирах.

Так оно и вышло. В Турции с системой «Мир» работают три государственных банка, их банкоматы есть везде. Втыкаешь российскую карту — и через минуту забираешь с рублевого счета наличку в турецких лирах. Тут же заглянул в личный кабинет. Операция была совершена практически по официальному курсу. На тот момент — 3,2 лиры за рубль.

Надо ли говорить о том, что с таким курсом рубля к лире я чувствовал себя в Стамбуле почти миллионером. Можно было спокойно заходить в дорогие рестораны, хорошие брендовые магазины и везде цены в пересчете на рубли ласкали взор. Мало того, в duty-free аэропорта имелась возможность расплатиться теми же лирами. Цены были в евро, но при расчете лирами, получался опять же практически официальный курс рубля к евро. Некоторые туристы снимают с рублевого счета лиры, а уже на них покупают наличные доллары или евро. Аналогично россияне поступают и в других странах, где работает система «Мир». Другой вариант: перечисляют сами себе энную сумму по системе «Золотая корона», а уже на месте снимают в долларах (подходит и для Турции).

Все это говорит о том, что нынешний курс российской национальной валюты — по крайней мере в отношении сопредельных стран — совершенно рабочий и невероятно выгодный для россиян, но абсолютно невыгодный для наших соседей. Во всех этих странах думают о том, как бы избавиться от избыточной рублевой массы, которая уже накатывает на них девятым валом и вытесняет другие валюты, в том числе национальные.

Поделиться