Яхья Саид: Наравне с ростом долга нас беспокоит и отсутствие роста доходов

Автор -
729

Сейчас государственный долг Кыргызстана составляет 62 % к ВВП. Что будет с внешним долгом Кыргызстана в будущем? Почему он растет и на что тратится? Как Кыргызстану начать больше зарабатывать и кто заинтересован в льготном налогообложении? На эти и многие другие актуальные вопросы ответил глава представительства Международного валютного фонда в Бишкеке Яхья Саид.

В последнее время МФВ часто обращает внимание властей на рост госдолга. Действительно, за последние 3 года он заметно вырос и сейчас составляет 62 %. С чем это, по-вашему, связано?

— Это произошло за счет кредитов, полученных правительством на инфраструктурные проекты. Конечно, Кыргызстан нуждается в реализации этих проектов. Понятно, что нужны дороги, энергообъекты, нужно строить и развивать. Но это необходимо делать грамотно, чтобы в будущем бремя долга не стало непосильным для государства.

Что произошло за последние три года и почему долг начал расти так быстро? Кроме того, что правительство продолжало брать кредиты, произошло падение курса национальной валюты. Кредиты берутся в иностранной валюте, и в сомовом выражении сумма долга растет. Нельзя сказать, что долг на самом деле не вырос, а вырос обменный курс, поскольку Кыргызстан направляет средства на обслуживание долга как раз в сомах. Поэтому, рост стоимости долга в сомах, несмотря на сохранение размера долга в долларах, все равно является дополнительным бременем для экономики страны. Скачок суммы долга в 2015 году как раз произошел из-за падения стоимости сома. Также из-за дополнительных проектов будет расти и абсолютный размер долга в долларах.

Ранее озвучивали информацию, что к концу года долг может достичь 70 % к ВВП?

Ранее такой прогноз был. Он основывался на иной оценке курса национальной валюты. Все зависит от темпов выполнения программы инфраструктурных инвестиций и роста ВВП. Размер долга зависит от этих параметров, и он может быть как выше прогноза, так и ниже него.

В Кыргызстане работает закон, согласно которому госдолг не должен превышать 60 % к ВВП. Но в прошлом году его пытались отменить. Депутаты его не приняли, но озвучивалась информация, что с введением в действие нового Бюджетного кодекса с 1 января 2017 года эта норма перестанет работать. Как вы думаете, Кыргызстану нужен законодательно прописанный лимит?

Мы согласны с правительством в том, что необходимо заменить утративший силу закон о государственном долге новым бюджетным правилом. Бюджетное правило, которое может ограничить объем госдолга или сальдо бюджета станет ориентиром для налогово-бюджетной политики и дополнительной защитной мерой. Правило должно также предусматривать коррективные меры, чтобы обеспечить его соблюдение.

Бывший премьер-министр Джоомарт Оторбаев как-то заявил, что МВФ вмешивается во внутреннюю политику Кыргызстана, указывая, сколько и на что тратить. Как сейчас складываются отношения МВФ с властями страны?

— К Международному валютному фонду Кыргызстан приходит с просьбой предоставить техническую и финансовую помощь. Деньги направляются на закрытие разрыва платежного баланса, поскольку Кыргызстан тратит больше, чем зарабатывает. При этом запрос имеет двоякий характер – не просто помогать бюджету страны, но и помогать разрабатывать систему мер, чтобы в будущем не было нужды в финансовой помощи. Постоянно зависеть от других – не есть хорошо. Кредиты могут быть льготными, долгосрочными, но в любом случае – рано или поздно – долг нужно обслуживать.

Если от нас хотят помощи, то мы должны высказать свое мнение относительно внешнего долга. На самом деле долг является главным бременем для правительства. То, что тратится на его обслуживание, будет уходить из средств, предусмотренных на здравоохранение, культуру, образование, развитие и так далее. Поэтому наши рекомендации ни в коем случае не могут быть вмешательством во внутренние дела страны. Они являются лишь ответом на запросы правительства.

Какие рекомендации правительству вы даете, и как оно реагирует?

Мы никогда не рекомендовали правительству остановить программу инвестиций. Наоборот, мы всегда говорим, что нужно улучшать инфраструктуру. Но, тем не менее, объем долга растет очень быстро и начинает представлять опасность для финансовой и фискальной устойчивости Кыргызстана. Нужно с осторожностью подходить к выбору проектов, обращать внимание на их условия. В то же время, конечно, нужно сокращать расходы в каких-то других сферах, а также определить сферы, где можно увеличить доходы. Фискальная устойчивость – это не только небольшие расходы. Наравне с ростом долга нас беспокоит и отсутствие роста доходов, а иногда и их сокращение. Комбинация этих факторов беспокоит нас больше всего.

То, что доходы страны не растут, говорит о проблемах в сфере налогообложения?

Тех доходов, которые ожидались после вхождения в ЕАЭС, не наблюдается. Частично из-за того, что кризис влияет на все страны союза, снизились и темпы импорта, и доходы по всем странам. Частично идет выпадение из-за того, что таможенной границы с Казахстаном уже не существует и там сейчас не собирается НДС. Это все в дополнение к существующим проблемам в администрировании доходов. В этом контексте нас очень волнует возникновение новых исключений в налоговом обложении. Они создают неровную ситуацию на рынке. Когда другие налогоплательщики видят, что у кого-то есть льготы, у них становится меньше желания платить налоги.

Например, был принят закон, согласно которому отменяется НДС на импорт зерна и поставку муки. По расчетам Министерства экономики, это может привести к выпадению 600 млн сомов дохода. На наш взгляд, это решение не имеет никакой экономической пользы, а, наоборот, приводит к утрате дохода в тот момент, когда его нужно увеличивать. Откровенно говоря, это решение на пользу лишь очень узкому кругу людей. Исключение налога на зерно и муку оправдывалось тем, что идет сильная конкуренция из Казахстана, но это неправильный путь решения этого вопроса. Такие проблемы будут возникать в рамках ЕАЭС и их нужно решать на уровне союза, чтобы уравнивать или координировать налоги по ЕАЭС, чтобы иметь политику по конкуренции, поскольку налаживание системы конкуренции внутри пространства является одной из главных функций таких союзов. А начинать конкурировать в направлении снижения налогов между странами союза – неправильно. В этом смысле у Кыргызстана нет возможности конкурировать, потому что если у Казахстана есть доходы от нефти и других ресурсов, у Кыргызстана таких доходов нет. Мы работали десятки часов с Минфином и Минэкономики, чтобы найти 200-300 млн сомов экономии или дополнительных средств. Это очень болезненный процесс. А тут просто взяли и подарили кому-то такое налоговое исключение. Ко всему прочему, этот закон делает более привлекательным импорт зерна. С какой бы точки зрения не посмотреть на этот шаг, он неправильный.

То есть освобождать от налогов для стимулирования бизнеса неправильно? Ведь именно этот аргумент озвучивается, когда депутаты предлагают освободить от налогов тот или иной вид деятельности…

Это неправильный подход. Конечно, если налоговое бремя, в общем, высокое, то это может привести к снижению экономической деятельности. Но у Кыргызстана общее налоговое бремя невысокое, наоборот, оно очень низкое по сравнению с соседями, с регионом. Его можно увеличивать без ущерба экономической деятельности.

Какие программы МВФ сейчас осуществляются в Кыргызстане?

У нас сейчас одна программа – это договоренность в рамках расширенного кредитного механизма. Она рассчитана на три года и составляет примерно 90 млн долларов. Программа заканчивается в 2018 году.

Что вы можете сказать о денежно-кредитной политике Кыргызстана?

Мы считаем, что денежно-кредитная политика, включая политику обменного курса, ведется Национальным банком грамотно. Я не смог бы выделить какие-то недостатки в его работе. Нацбанк работает на валютном рынке только для того, чтобы смягчить шоки. В прошлом году было сложное время, и Нацбанку удалось уменьшить сильные колебания курса и не ущемлять конкурентоспособность местного производства, предотвратить сильный спад курса, который мог бы навредить финансовому сектору. Тут нужна была сбалансированная политика, и Нацбанк с этим справился. Как только снизилось давление на курс валюты, НБКР сразу воспользовался возможностью для ослабления денежно-кредитной политики, снизил процентные ставки, увеличил поток наличности для обслуживания экономической деятельности. Мы во всех наших публикациях хвалим работу Нацбанка и ставим в пример другим банкам региона.

То есть вы не согласны с тем, что Нацбанк искусственно удерживал курс, о чем часто заявляли предприниматели, обвиняя политику НБКР в неконкурентоспособности?

Наш анализ не показывает, что курс сома преувеличен. В Кыргызстане плавающий курс, и вторжения Нацбанка в основном были направлены не на его удерживание, а просто на смягчение резких колебаний. Если слишком высокий курс уменьшает конкурентоспособность некоторых производителей, то сильно низкий курс создал бы большие проблемы в финансовой сфере. Тогда могла бы пострадать другая группа людей. Поэтому здесь нужен сбалансированный подход.

Недавно Жогорку Кенешем был принят законопроект о Нацбанке. Что вы можете о нем сказать, как он улучшит работу банковской сферы Кыргызстана?

Новый закон представляет собой существенное продвижение в эволюции системы банковского регулирования. Во-первых, он сокращает дублирование, совпадение функций и противоречия, во многом присущие существующим разнородным законам и нормативным актам. Во-вторых, вводит концепцию защиты прав потребителей. В третьих, рационализирует и уточняет процесс выдачи и отзыва банковских лицензий в случае нарушений со стороны недобросовестных банков, усиливает роль НБКР в этом процессе. Закон усиливает требования к корпоративному управлению в банках и ужесточает режимы санкций за их нарушения, а также защищает персонал НБКР от уголовного преследования за действия при исполнении их обязанностей.

Вы сказали о нарушениях. А много у нас таких недобросовестных банков, угрожающих системе?

Нет, пока таких банков нет. Они хорошо работают, это тоже благодаря хорошей работе Нацбанка. Но к таким ситуациям нужно быть готовыми. Опыт показывает, что нужно иметь хорошую систему, которая может оперативно отреагировать, если в каком-то банке возникнут проблемы. Сейчас у нас нет сведений, что в каком-то банке имеются проблемы, что он плохо работает, но хорошую систему нужно иметь уже сейчас, чтобы при каких-то проблемах, а они наверняка когда-то возникнут, можно было бы решать их оперативно.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments
ПОДЕЛИСЬ