Итоги недели: гладко было на бумаге, да забыли про овраги

Автор -
355

Практически с первого дня независимости каждое правительство в Кыргызстане пытается создать бизнесу более-менее приемлемые условия для развития. На словах или на деле — по-всякому бывает. Схема — обычная: парламент принимает соответствующие законы, кабмин придумывает налоговые и прочие льготы… Ну, и говорят там что-то про «невидимую руку рынка», и что государство, мол, не должно мешать бизнесу. Это стало уже общим местом.

Но на практике выясняется, что «невидимая рука рынка» на самом деле не работает. Но даже если бы и работала… Что делает предприниматель, когда сталкивается с тем, что произведенный им товар невозможно продать? В нормальной экономике — ищет возможности снизить его себестоимость при сохранении качества. В нашей экономике — жалуется президенту Кыргызстана.

В этом смысле главным экономическим событием недели можно назвать жалобу предпринимателя Рахата Ирсалиева Сооронбаю Жээнбекову на Нацэнергохолдинг и «Востокэлектро». Эти компании, по словам Ирсалиева, не хотят приобретать электроэнергию, Конур-Оленской и Кок-Сайской ГЭС, которые им построены. Эти две электростанции так и не введены в эксплуатацию с 15 марта 2018 года, как планировалось.

Вроде бы, ничто не предвещало подобного исхода. Ирсалиев получил отвод земли под строительство малых ГЭС в органах местного самоуправления, все разрешительные документы, заключил контракт с «Востокэлектро» на приобретение электроэнергии, взял кредит, и построил на него обе станции. Но с 15 марта 2018 года построенные ГЭС так и не работают.

Комитет  по топливно-энергетическому комплексу и недропользованию Жогорку Кенеша поручил энергетикам до 18 апреля решить вопрос приобретения распредкомпанией «Востокэлектро» электроэнергии, выработанной на малых ГЭС «Кок-Сай» и «Конур-Олен». Но вопрос, так и не решился.

Президент Жээнбеков заявил по этому поводу:

— В данной ситуации виноваты те, кто вначале подписал разрешение. Как Нацэнергохолдинг может закупать электроэнергию по 4,16 сома, если самая максимальная цена равна 2,16 сома? Я ознакомлен с ситуацией, получил письмо. Я дал задание, чтоб разобрались в этом вопросе.

Госкомитет промышленности, энергетики и недропользования при этом сообщил, что проведенный анализ, показал: акт приемки в эксплуатацию малых ГЭС у Ирсалиева не соответствует законодательству Кыргызстана. В Госкомэнерго говорят: «Покупка электроэнергии по 4,7 сома, то есть в 3,7 раза дороже, чем ее среднеотпускной тариф, станет нагрузкой для энергосистемы». В общем, цифры разнятся и тут. Президент говорит одно, Госкомэнерго — другое.

Вот такая  ситуация. Предприниматель хочет продать свой товар, покрыть расходы и получить прибыль. Это нормально. Но покупателя такая цена не устраивает. И это — тоже нормально. Но тут мы, вместе с президентом страны, хотим спросить: как было подписано соглашение, и почему не была просчитана отпускная цена?

Вообще вопросов тут намного больше. Кто согласился покупать электроэнергию дороже 4 сомов, если максимальная цена закупок — чуть выше 2 сомов? Какова реальная себестоимость электроэнергии, которая будет произведена этими малыми ГЭС? Кто, в конце концов, должен отвечать за то, что происходит?

Государство однозначно не может закупать электроэнергию по столь высокой цене. Это сразу скажется на потребителе. Все помнят конец 2009 года, когда подняли тарифы на электричество и тепло. Тогда жители Нарына вышли на митинг против повышения тарифов. Чтобы в декабре нарынчане вышли митинговать, надо было очень постараться. Поэтому повторения подобного не нужно никому…

Стало уже общим местом, что в условиях нашего быстро развивающегося мира дешевые энергоносители играют далеко не самую последнюю роль. Стало уже прописной истиной и то, что малые ГЭС — один из самых безопасных, и, в тоже время, экологичных способов получения электроэнергии. Во-первых, сокращаются выбросы в атмосферу угарного газа. Во-вторых, эти ГЭС  можно использовать для профилактики наводнений. В-третьих, выработка такой энергии не зависит от цен на нефть и газ. И тут мало обладать высоким потенциалом в строительстве малых ГЭС — государству эту отрасль необходимо еще и очень тщательно контролировать.

Сейчас в мире каждая страна, где есть вода, пытается максимально освоить свой гидропотенциал — даже при наличии других энергоресурсов. Например, Норвегия обладает весьма крупными запасами нефти и газа, но использует в значительной мере свой гидропотенциал. Или Канада, которая тоже очень активно использует гидроэнергетику. Китай, Индия, Бразилия — можно назвать еще много стран, где сейчас во всем мире идет масштабное строительство, как крупных ГЭС, так и малых.

Из года в год мы слышим с высоких трибун и экспертных площадок одно и то же: «Кыргызстан обладает существенным гидроэнергетическим потенциалом. Мини-ГЭС смогут обеспечивать энергией поселки и производства, а также позволят снизить нагрузку на основные мощности электросетей. Мини-ГЭС особенно необходимы для отдаленных горных и предгорных сел, где электроэнергия не всегда доступна. Бывает так, что провести электричество к этим поселкам зачастую технически и экономически нецелесообразно». Если собрать в одну стопку все бумаги, на которых хотя бы один раз было написано: «Мини-ГЭС», то по ней, наверное, можно забраться на Луну…

Естественно, потенциал в малой гидроэнергетике нужно наращивать, и лучше всего — не на бумаге, а по факту. Раз уж мы действительно хотим развития страны. В труднодоступных регионах, на производственных предприятиях, на площадках добычи полезных ископаемых — везде спрос на дешевую электроэнергию превышает предложения. В этом случае преимущества малой гидроэнергетики — очевидны и неоспоримы. Особенно — в провозглашенный президентом Год развития регионов. Да и природе неплохо: небольшие гидроэлектростанции позволяют сохранять природный ландшафт. При эксплуатации, качество воды не портится. Соответственно, в реках сохраняется естественное биоразнообразие.

В прошлом году Госкомэнерго объявил тендер на строительство 14 малых гидроэлектростанций. Считалось, что подспорьем для строительства этих ГЭС станет освобождение от налога на прибыль. Заявки на участие в тендере подали 6 компаний — на строительство 11 станций. Створы «Чон-Каинды», «Ак-Тюз» и «Тюп» никого не заинтересовали. В конце июня состоялся второй этап этого тендера. Каковы были результаты? По строительству 10 станций тендер выиграла чешская компания Liglass Trading CZ s.r.o. Та самая, вокруг которой разгорелся потом скандал, ставший одной из причин отставки правительства Сапара Исакова. По одиннадцатой станции — «Лейлек» — тендер выиграла фирма «Кыргыз Каганат».

В общем, остается только рекомендовать инициаторам проектов с самого начала подходить к вопросу профессионально: разрабатывать качественное технико-экономическое обоснование любого проекта, и не забывать просчитывать реальную себестоимость энергии и стоимость ее продажи. Государственные органы должны не просто подписывать контракты, чтобы потом получать конфликтные ситуации. Нужно еще и вникать в суть самих проектов, тщательно отслеживая их реализацию от начала и до конца. Кто знает, может, потом и не надо будет предпринимателям обращаться к президенту за решением вопросов, как к истине в последней инстанции. И это касается не только малых ГЭС.

Ирина Соколова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments
Поделиться