«О дискриминации и проблеме трудоустройства лиц с ограниченными возможностями»

Автор -
649

К сожалению, так получилось, что в Кыргызстане лица с ограниченными возможностями здоровья (ЛОВЗ) не могут трудоустроиться, несмотря на то, что некоторые из них способны работать наравне с другими гражданами, а иногда и лучше них за счет таких своих качеств, как усидчивость и интеллект.

ЛОВЗ дискриминируются работодателями

В настоящее время в Кыргызстане около 20-30 тысяч трудоспособных лиц с ограниченными возможностями здоровья (ЛОВЗ). Почему именно такая разница в 10 тысяч человек? Потому что у Министерства по социальной защите населения нет единой базы по ЛОВЗ, ищущим работу. Также очень тяжело разграничивать трудоспособных ЛОВЗ: есть те, кто прикован к кровати, а есть люди с умственными расстройствами, которых можно приучать к физическому труду.

В нашем обществе существует сильная дискриминация в отношении ЛОВЗ, и с ней важно бороться. Я знаю много хороших программистов, юристов, экономистов, медиков среди ЛОВЗ, но их дискриминируют. Когда такие люди идут устраиваться на работу, работодатели отказывают им, потому что начинают задаваться вопросами: «Как они будут добираться до работы? Как будут общаться с коллегами? Не повредит ли это имиджу компании?» и другими, не относящимися к основной трудовой деятельности. Я думаю, если человек пришел устраиваться на работу, то итак понятно, что он найдет возможность прийти на нее снова.

Например, в Кыргызской государственной медицинской академии лица с ограниченными возможностями по зрению получают квалификацию массажистов. После окончания обучения они идут трудоустраиваться в поликлиники и больницы, где у них спрашивают: «А как вы будете массажировать?». Каков вопрос, таков и ответ: «Не глазами же! Понятное дело — руками».

Да я и сам как-то столкнулся с дискриминацией, когда пытался трудоустроиться в частную фирму.

Легальный «откуп» от квотирования

В Кыргызстане с апреля 2008 года действует закон «О правах и гарантиях для лиц с ограниченными возможностями». В нем предусматриваются квоты для трудоустройства: если на предприятии работает более 20 человек, то 5 % из них должны быть ЛОВЗ. То есть, если в компании штат в 20 человек, то один человек – ЛОВЗ, если 40 – то два и так далее.

Однако этот закон не исполняется, и вряд ли будет исполняться. Здесь есть два пути: либо заставить предпринимателей следовать этой норме, но так будет еще хуже, либо ввести «откуп» рабочих мест для ЛОВЗ. Я предложил платить по 1 тысяче сомов за каждое квотируемое место для ЛОВЗ, представив, что это заработная плата одного сотрудника. Тысяча сомов – это своего рода легальный «откуп» предпринимателя, который не хочет брать ЛОВЗ на работу.

По нашим подсчетам, в случае введения такого квотирования бюджет получит 196 миллионов сомов в год, которые могут быть направлены на создание специальных или адаптацию уже существующих рабочих мест для ЛОВЗ и строительство инфраструктуры.

Бизнесмены не согласны с таким предложением, воспринимая его как дополнительный налог. Согласен, может и так. Некоторые из них говорят, что много занимаются благотворительностью, но эта помощь обычно оказывается в виде разовых акций отдельным группам нуждающихся. Поступления от выплат в тысячу сомов за одно квотируемое рабочее место для ЛОВЗ будут идти именно этим людям.

Другие предприниматели возмущены: «Почему вы решили за счет нас решать свои проблемы?». Честно, признаюсь, они правы. По идее, эти вопросы должно решать государство за счет своего бюджета, но, к сожалению, ситуация такова, что сейчас оно не в состоянии этого сделать. На сегодняшний день многие проблемы в различных сферах решаются при поддержке бизнес-сообщества, поэтому мы и предложили ему найти точку соприкосновения, которая устраивала бы все стороны. К сожалению, пока мы к консенсусу не пришли.

Обучение ЛОВЗ с дальнейшим трудоустройством

Я прекрасно понимаю предпринимателей. Если бы в Кыргызстане было стабильно, как, например, в Казахстане или России, можно было бы смело вводить такие квоты, и бизнес даже не почувствовал бы эти расходы. Но учитывая нашу экономическую конъюнктуру, когда бизнес страдает от форс-мажоров и непонятного законодательства, нужно очень  хорошо подумать, прежде чем вводить дополнительные обязательства.

Во время обсуждений с неправительственными организациями и бизнес-сообществом, нам удалось прийти к решению одной насущной проблемы. Частные компании нередко жалуются на то, что им не хватает профессиональных кадров. Я предложил им разработать образовательные мини-программы для обучения ЛОВЗ в целях адаптации под свои рабочие места. Конечно, государство не сможет оплачивать большие деньги за их обучение, но какую-то сумму будет покрывать. Я думаю, что это будет посильная помощь со стороны предпринимателей, которые получат обученных под себя работников, в то же время ЛОВЗ будут обеспечены работой, да и государство не останется в стороне. ЛОВЗ могут конкурировать на рынке труда.

Проблема трудоустройства лиц с ограниченными возможностями здоровья (ЛОВЗ) стоит очень остро. Если ее не решать, то в будущем она может привести к социальным взрывам. Лично я против различных квот, поскольку из своего личного опыта считаю, что ЛОВЗ могут и должны конкурировать на рынке труда на равных со всеми условиях, но вижу, что это не всегда работает.

Я внес предложение, чтобы и в Жогорку Кенеше была квота на ЛОВЗ на два человека, один из которых обязательно должен быть в списке первых 50-ти депутатов. Это нужно для того, чтобы в будущем у нас появилось больше хороших молодых политиков, а общество убедилось в том, что ЛОВЗ – такие же люди, которые работают наравне со всеми и специального подхода не требуют. Такие квоты нужны временно, пока не исчезнут предубеждения, что ЛОВЗ не могут работать.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться