Люблю, друзья, три слова я – отбой, кино, столовая!

Наш корреспондент продолжает свою увлекательную повесть о том, как он решил поработать в качестве head-cook в ЦТП «Манас». (http://www.kne+ws.kg/posle_raboty/41708_voyna_-_voynoy_obed_po_raspisaniyu/)

Но прежде чем рассказать, чем он поразил милитаризованных янки в праздник Дня благодарения, ему придется признаться в кое-каких секретных деталях своей армейской биографии в качестве кухмистера…

Итак, после полугодового пребывания в учебной части в Котовске, началась моя поварская карьера в Ушомирских лесах близ Коростеня, одном из старейших городов Украины, что примерно на одинаковом расстоянии от Киева и печально известного Чернобыля, в среднем по 180 км. А именно — в наиболее грозных ядерных частях той эпохи, в Ракетных войсках стратегического назначения, в районе Полесья.

На тот момент, благодаря замполиту части майору N. (извините, с кое-какой информации режим секретности не снят до их пор!) мы адресно знали, откуда точно «исходит угроза миру». Поэтому, неся боевое дежурство, готовы были, в случае начала III мировой войны, запустить свои межконтинентальные баллистические ракеты среднего радиуса действия в Италию, точнее — вдарить по городку Комизо, близ которого располагалась ракетная база НАТО, управляемая Пентагоном и напичканная американскими крылатыми «Грифонами», модификацией «Томагавка», каждая мощностью по десять Хиросим.

Это позволило бы нам уничтожить организованное сопротивление войск NATO в Южной Европе, а разрушение портов сделало бы невозможным доставку подкреплений из США. В случае успеха операции нашей 50-й Краснознаменной дивизии РВСН в пгт. Ново-Белокоровичи, весь Апеннинский полуостров и Сицилия скрылись бы под волнами Средиземного моря навсегда, как легендарная Атлантида. Увы и ах, но это факт…

Подпись к фото: Эта импортная ветчина – просто величина!

Но казалось бы, причем здесь я, шеф-повар офицерской столовой, представитель настоящей элиты полка? Ведь на взгляд инфантильных дилетантов, абсолютно далеких от РВСН, коими являются большинство всяких желчных и анонимных троллей, «смело» тявкающих в виде комментов незнамо что, работа кока далека от суровых будней ракетчика на учениях, верно? Не верно! У меня был 63-й номер боевого расчета, и я, наряду с сослуживцами из других подразделений, также каждую пятницу «крутил» по ночам ТСЗ, иногда в ОЗК, противогазе и с «Калашниковым» наперевес, чтобы на своем горбу дотащить тяжеленный 40-метровый энергокабель от подвижной СЭС к мобильному СПУ, и обеспечить тем самым стратегическое электропитание для запуска. Чтобы было понятно, поясню, что без этой подпитки термоядерная «дура» даже не шевельнулась бы. Не то, чтобы подняться, отстрелить пенал и взлететь для поражения цели. Я просто считал, что лучше быть активным сегодня, чем радиоактивным завтра!

Подпись к фото: Всё четко, аккуратно и — вкусно.

Однако главная моя функция заключалась, конечно, в готовке. До смены в офицерской столовой, которая ничем не отличалась от обычного кафе, мне пришлось и в глухом лесу кашеварить, в замаскированном от американских космических спутников палаточном лагере, разогревая жерла походной кухни сосново-березовыми поленьями, дабы радовать продрогших ракетчиков ягодным киселем, салатами из моченых яблок и квашеной репы с капустой, разными пюре с гуляшами, супами гороховыми, макаронными да крупяными, гречкой с салом, другими кушаньями; и на целину съездить в Кустанай, кормя военных шоферов из частей РВСН в ходе уборочной страды из переносных термосов-ранцев цвета хаки, и на полевых станах из агрегатов форсуночного типа; скрывать не буду, что злоупотребляя должностным положением и превышая полномочия свои, возглавлял я и дивизионную «мафию» по обмену тушенки, рыбных консервов, сливочного масла и кое-чего еще на разный гражданский дефицит. Ох, много чего было!

Подпись к фото: Ломти ветчины укладываю не жалеючи, чтобы всем хватило!

Никогда мне не забыть головокружительный запах борща с галушками по-полтавски и запанированные в сухарях и обмакнутые в льезоне зразы по-польски, неизменную кашу из перловки, что в шутку звалась у нас «смерть ракетчика» и «шрапнель», сытную зажарку из свинины и сочные тефтели под томатным соусом, а также белоснежную натуральную сметану, столь густую, что черпак в ней буквально вертикально стоял!

Помню праздничные меню на 23 февраля, 1 мая, 7 ноября, а также 17 декабря, то есть День РВСН, другие даты, включавшие для контингента дополнительные порции вареных яиц, печенье и карамельки, что казались слаще швейцарского шоколада; то, как заготавливали мы полевые грибы и аджику на зиму; как гонял я кухонный наряд и ухлестывал за вольнонаемными, но строго «процеженными» Особым отделом КГБ, то есть военной контрразведкой, поварихами из близлежащих деревень; как впервые увидел ноу-хау военспецов в виде сублимированной моркови, лука, свеклы; как искали мы в летних хвойниках роскошно-пурпурные и жутко ядовитые мухоморы для нашего варочного цеха. Зачем? Да чтоб зловредных мух морить!

Затем был дембель. Бери шинель – айда домой!

А в 1991 году я узнал, что согласно международным договоренностям между США и СССР в рамках ОСВ, была расформирована как наша Белокоровичская дивизия № 52035, так и 487-е авиакрыло тактических ракет НАТО в Комизо.

Финиш…

ты мой, но мог ли я тогда представить себе, что …надцать лет спустя доведется мне лично демонстрировать свое гастрономическое мастерство как раз таки военнослужащим бывшего «вероятного противника № 1»?!

Подпись к фото: Кайенский перчик стал главной изюминкой усовершенствованного мной соуса.

Впрочем, хорош ностальгировать. Идем дальше.

Ранее нарезанную сочную ветчину я раскладываю чешуей на противне, чтобы потом залить это готовым соусом, состоящим из меда, кусочков ананаса, других ингредиентов, и, в оконцовке, запечь до румяной корочки. Но попробовав ложкой сей американский вариант, я счел его слишком приторным. «Так дело не пойдет!» — с этими словами решительно направляюсь к полке с приправами, и, перебрав с десяток разномастных банок, останавливаюсь на порошке кайенского перца. То, что надо!

Ну, что, давай подкорректируем старую рецептуру? – подмигиваю я симпатичной поварихе, ответственной за ветчину. Она несколько неуверенно вносит перчик в соус, перемешивает, пробует и, наконец, восторженно цокает языком: «O-o, very good!». Ну, раз гуд, то впредь только с перцем – наказываю я глазастой американке.

Подпись к фото: Ну, все, противень с мясом залит авангардным соусом и готов отправиться во чрево духовки.

Пришла пора готовить десерт. Для этого мы с Бритни выкладываем в круглый чан главный компонент – консервированные клубни ямса, это такой сладкий тропический картофель. Впрочем, свежие корнеплоды можно и в Бишкеке купить, в китайском продмагазинчике возле «Гоина». Там же бататы бывают, имбирь свежий и деликатесные грибы шиитаке. А что? Сможете потом запросто удивить застольных гостей не банальной картохой в мундире, а настоящей предновогодней печёной экзотикой, богатой калием, марганцем, клетчаткой, разными витаминами. Ну, а рецептуру блюд из ямса в Инете сами найдете.

Подпись к фото: Игра с Бритни в четыре руки.

Клубни я тщательно перемешиваю с тростниковым коричневым сахаром, корицей, мускатным орехом, другими специями.

Подпись к фото: Ничего лишнего!

Затем процеживаю смесь через дуршлаг, и выкладываю ароматные клубни в лоток, чтобы поместить его в духовой шкаф.

Подпись к фото: Снятие пробы – это не просто будирование вкусовых и обонятельных рецепторов. Бери выше – это бракераж!

Через 45 минут зарумянившийся пирог готов. Остается покрыть его взбитыми сливками, фруктами и – прошу к столу!

Подпись к фото:Немного терпения – и сладкий пирог будет готов!

Продолжение следует…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться