«Черный нал» от контрабанды из Китая в Казахстан составил $25,9 млрд за пять лет

Автор -
344

«Черный нал» от контрабанды из Китая в Казахстан составил $25,9 млрд за пять лет. Об этом пишут «Ведомости Казахстана».
Среди незаконных схем: подкуп таможенников, подделка документов, использование тарифных изъятий

Весной этого года в российских СМИ появилась информация о том, что президент Владимир Путин поручил Федеральной службе безопасности РФ взять под особый контроль ситуацию с контрабандой китайских товаров через территорию Казахстана и Кыргызстана и далее в Российскую Федерацию.

Причинами такого пристального внимания к этой проблеме со стороны высшего российского руководства стали нелегальные схемы ухода от отплаты таможенных пошлин и налогов со стороны российских предпринимателей, которые через посредников из Казахстана и Кыргызстана, осуществляли незаконные поставки китайских товаров. Как отмечали местные СМИ, объемы «теневого импорта» на крупных рынках РФ превышали 10 млрд. рублей ежемесячно.

Одной из мер по ограничению такого незаконного вывода средств и «серого» импорта стало введение ежемесячного лимита на переводы денег из России: в Казахстан – 100, 150 или 600 тысяч рублей (в зависимости от платежной системы), и в Кыргызстан – 100 тысяч рублей (кыргызской стороне недавно удалось заключить соглашение о ежедневном лимите в 50 тысяч рублей через мобильное приложение «Сбербанка»).

Такие ограничения вызвали бурю возмущений, особенно, в Кыргызстане, который сильно зависит от денежных переводов мигрантов. При этом, недовольные граждане не совсем понимали, что, во-первых, редко кто из мигрантов может каждый месяц переводить на родину больше 100 тысяч рублей, так как зарплаты у них в России намного меньше; а, во-вторых, объемы контрабанды достигли таких масштабов, что дальше уже невозможно было закрывать на это глаза.

КОНКУРЕНЦИЯ ЗА РЕЭКСПОРТ ИЗ КИТАЯ

Распад Советского Союза и, как следствие, значительный разрыв торгово-хозяйственных связей поставил перед постсоветскими республиками вопрос «Как жить дальше?».

Обладавшие значительными природными ресурсами страны (как Казахстан и Россия) смогли наладить их добычу и продажу и за счет этого добиться приличного экономического роста.

Другие, кому меньше повезло с ресурсами, вынуждены были искать альтернативу. Для Кыргызстана такой альтернативой стало географическое соседство с Китаем.

Предприимчивые кыргызстанцы уже в начале 1990-х гг. стали «челночить» за товарами в Китай, а к концу 2000-х гг. Кыргызстан стал главным посредником для китайского экспорта в Центральной Азии, обогнав Казахстан.

В окрестностях Бишкека был построен большой рынок «Дордой» с товарооборотом в несколько миллиардов долларов (в лучшие годы до 7 млрд.) и численностью работающих на нем до 50 тыс. человек. На юге республики стал функционировать рынок «Кара-Суу», также нацеленный на реэкспорт товаров с Китая.

Казахстан не стал отставать от своего южного соседа, построив совместно с КНР Международный центр приграничного сотрудничества «Хоргос»; эта свободная экономическая зона выгодно отличается своими условиями от «Дордоя», который так и остался на уровне «контейнерного базара».

Некоторые торговцы с «Дордоя» даже перенесли свою деятельность в «Хоргос», а в Кыргызстане стали говорить о том, что «Казахстан воспользовался трудностями своих соседей при вступлении в ЕАЭС и занял нишу основного посредника в торговле с Китаем».

КОРРУПЦИЯ КАК ДВИГАТЕЛЬ ТОРГОВЛИ

Подобная активная торговля с КНР привела к уникальной ситуации, когда статистика Кыргызстана и Китая по товарообороту, а именно, по импорту товаров из Китая, отличалась почти в 4 раза, а между Казахстаном и Китаем в 2 раза.

Таможенные службы объясняли такое разночтение в статистических данных различной методологией, применяемой в Казахстане, Кыргызстане и Китае. При этом, по данным по торговле между Российской Федерацией и Китаем нет таких больших разночтений.

Скорее всего, это можно объяснить наличием коррупционных схем, когда кыргызстанские и казахстанские бизнесмены предпочитают завозить контрабанду, чем платить официальную пошлину.

Нет особых причин не доверять данным китайской таможенной службы, так как для китайцев нет особых выгод от искажения таможенной статистики, а борьба с коррупцией там носит более строгий характер, чем в постсоветских странах.

В то же время, если отталкиваться от официальных документов, то и к таможенным службам Казахстана и Кыргызстана вроде не должно быть претензий. Однако, нарушения законов происходит именно в момент завоза товаров уже на территории центрально-азиатских республик.

Объемы импорта товаров из Китая в Казахстан и Кыргызстан в 2014-2018 гг., в млрд долларов:

Казахстан в 2014 году по данным КНР ввез в страну товаров на $12,7 млрд, а по казахстанскому учету – всего на $7,4 млрд Кыргызстан в том же году завез китайских товаров на $5,2 млрд согласно статистике КНР, тогда как кыргызская статистика показала сумму лишь в $1,2 млрд.

В 2015 году цифры по Казахстану составили $8,4 млрд и $5,1 млрд соответственно. По Кыргызстану они разнились следующим образом: $4,3 млрд и $1,0 млрд.

В 2016 году разница составила: по Казахстану $8,2 млрд и $3,7 млрд, соответственно. По Кыргызстану: $5,6 млрд и $1,4 млрд.

В 2017 году цифры по Казахстану показали наибольшую разницу: согласно данным китайской стороны – $11,5 млрд. А по данным из Казахстана – $4,7 млрд. Между тем, китайская статистика импорта в Кыргызстан показывала $5,3 млрд, тогда как кыргызская демонстрировала всего $1,5 млрд.

Наконец, в 2018 году разница представляла – $11,5 млрд и $5,3 млрд в Казахстане; $5,5 млрд и $1,9 млрд в Кыргызстане.

По данным https://www.trademap.org и национальных статистических комитетов Республики Казахстан и Кыргызской Республики.

Как видно из этих сведений, объемы «серого» импорта впечатляют своими масштабами. Даже старт Евразийского экономического союза (ЕАЭС) в 2015 году не смог значительно изменить ситуацию.

Если в 2015 и 2016 годах наблюдалось падение объемов как «белого», так и «серого» импорта товаров из Китая, то с 2017 года наблюдается возврат к «досоюзным» показателям, а в случае с Кыргызстаном, и их превышение.

Это означает, что были внедрены новые незаконные схемы, куда можно отнести следующие уловки:

Подкуп сотрудников таможенных служб, расположенных на границе стран Евразийского союза с Китаем;

Подделка таможенных деклараций и иных документов, в том числе, фиктивное оформление под видом местной продукции, что позволяет свободно провозить товар по территории ЕАЭС;

Тарифные изъятия у Казахстана и Кыргызстана, которые позволяют ввозить также и контрабандную продукцию.

Как представляется, наиболее популярным способом провоза контрабанды является именно первый способ, учитывая многочисленные скандалы с таможенными службами и сложившимся негативным мнением простых граждан о таможенниках.

Более того, некоторые из них становятся влиятельной политической силой, как это случилось в Кыргызстане, где, например, бывшего заместителя председателя Государственной таможенной службы Р.Матраимова называют «серым кардиналом» и одним из богатейших людей страны.

Очевидно, что подобная «слава» появляется не на пустом месте; есть веские основания говорить о высоком уровне коррупции среди таможенных служб. Как отмечают эксперты «Евразийского аналитического клуба», ежегодно «прямой ущерб от «серого» потока составляет для Казахстана и Кыргызстана не менее 1-1,5 млрд. прямых экономических потерь в результате недополученных национальными бюджетами сборов».

Контрабандным путем чаще всего завозятся товары широкого потребления, в том числе, одежда и обувь. Также популярны у контрабандистов предметы бытовой техники и современной электроники. Какая-то часть нелегальных товаров оседает в Казахстане и Кыргызстане, но значительная часть поставляется на рынки и в магазины России. Поэтому понятно беспокойство российского руководства о сложившейся ситуации, когда партнеры по экономическому союзу неэффективны в борьбе с контрабандой.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Нельзя сказать, что правительства обеих стран не знают об этой проблеме и ничего не делают.

После явных «намеков» со стороны России и, тем более, после заявления Путина о необходимости борьбы с «серым» импортом, в Казахстане и Кыргызстане были предприняты некоторые шаги.

В частности, было полностью заменено руководство кыргызской таможни, в Казахстане был сменен руководитель Комитета государственных доходов, была проведена реконструкция пунктов пропусков на границе с КНР, проводится регистрация каждого ввезенного груза.

Как итог: в обеих республиках в 2018 году уменьшилась доля контрабанды относительно показателей китайской стороны (хотя общий объем контрабанды увеличился). Но, тем не менее, этого явно недостаточно.

Необходимо усилить борьбу с коррупцией в таможенных службах, повсеместно ввести систему чипизации товаров, дальше усовершенствовать национальные таможенные законодательства и Таможенный кодекс ЕАЭС, усилить трансграничное сотрудничество Казахстана и Кыргызстана в сфере таможенного регулирования.

Очевидно, что наиболее значительным барьером является высокий уровень коррупции в странах Евразийского экономического союза, именно на этом направлении необходимо сосредоточить основные усилия по борьбе с провозом контрабандных товаров.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться