Президент Узбекистана собирает глав государств ЦА в Ташкенте. Мирзиёев из конкурентов хочет сделать партнеров

Автор -
652

29 ноября в Ташкенте пройдет вторая консультативная встреча президентов стран Центральной Азии. Саммит состоится без участия представителей внерегиональных государств. Главы Узбекистана, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и Туркменистана обсудят проблемы региона и их решения в транспортной сфере, торговле, образовании и туризме, пишет «Независимая газета».

Напомним, первый неформальный саммит глав государств ЦА состоялся в Казахстане в марте прошлого года. Это пробный шар, который запустили через 13 лет после последней встречи лидеров стран региона. Назрела необходимость возобновить диалог для решения кооперации и регионального сотрудничества.

Вторая встреча должна была состояться весной 2019 года в Ташкенте. Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев предложил коллегам собираться в преддверии весеннего праздника Навруз. Это инициатива получила название «Навруз‑саммит». Но как раз к этому времени на поверхность вышли определенные проблемы в отношениях между странами. В частности, между Таджикистаном и Кыргызстаном, Таджикистаном и Туркменистаном. Их нужно было решить, чтобы создать возможность для встречи всех глав государства.

«Поскольку если встречаться, то всем президентам. В противном случае этот формат, если кто‑то из глав государств проигнорирует саммит, не будет дееспособным. Потому поставлена цель: собираем всех президентов без исключений. Но именно здесь возникли определенные проблемы с лидерами, которые не готовы встречаться друг с другом», – сказал директор центра исследовательских инициатив «Ма’no» Бахитер Эргашев.

Напомним, президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов отказался приехать в Астану, сославшись на срочный визит в Катар. Вместо себя он прислал председателя парламента Акджу Нурбердыеву. Однако реальной причиной стал конфликт с таджикским коллегой Эмомали Рахмоном, который отказался от участия в проекте железной дороги Туркменистан – Афганистан – Таджикистан. Эта дорога как воздух нужна Душанбе для выхода из транспортного тупика, в который его загнал первый президент Узбекистана Ислам Каримов, закрыв для Таджикистана узбекский . Туркмены согласились на ее строительство и, со своей стороны, проложили 273 км этой дороги. Душанбе после нормализации отношений с Ташкентом получил выход на узбекские железные дороги и льготный тариф, отказался строить свой участок дороги Туркменистан – Афганистан – Таджикистан. Бердымухамедов в отместку закрыл для Таджикистана транзит из Ирана.

Прорыв в отношениях соседей сделан в Ашхабаде на полях саммита глав государств . Шавкат Мирзиёев примирил коллег и заручился их согласием приехать в конце ноября в Ташкент.

Впервые во встрече примет участие новый президент Казахстана Касым‑Жомарт Токаев. От него ждут новых предложений. Ведь не случайно Казахстан и Узбекистан называют локомотивом региональной интеграции. Хотя в Казахстане уже говорят, что Узбекистан «завалил» страну своими товарами. Узбекский текстиль, электробытовая техника пользуются спросом на казахском рынке.

«В рамках все более улучшающихся отношений между Узбекистаном с соседями вводят ограничения на поставку узбекских товаров и другие страны. Например, рост узбекско‑таджикской торговли за 2018 год составил 78%. Эти показатели были бы еще больше, если бы Душанбе не испугался узбекской экспансии и не ввел ограничения на целый ряд узбекских товаров. С Кыргызстаном, напротив, есть подвижки по ряду направлений: автомобили, бытовая техника, мебель заходят на киргизский рынок», – отметил Бахтиер Эргашев.

По его мнению, об основных проблемах известно, и на саммите их попытаются решить. «Ведь политика – это искусство возможного. Невозможно решить все проблемы в одном темпе с одинаковыми усилиями, нужны приоритеты. И, как мне кажется, эти приоритеты будут заявлены», – сказал эксперт.

Другой не менее важной темой, по словам Эргашева, станет обсуждение транспортной стратегии региона. Хотя и здесь есть серьезные противоречия. Например, Казахстан и Туркменистан конкуренты в портах на Каспии. Нужно решать, какие потоки должны пойти через порты Казахстана, а какие через порты Туркменистана. Но, несмотря на конкуренцию, все понимают, что от объединения все страны региона будут в выигрыше.

Например, тот же Казахстан заинтересован в возможностях и использовании «Лазуритового коридора». С помощью железных и автомобильных дорог этот коридор, как предполагается, свяжет город Торгунди в афганской провинции Герат с Ашхабадом и портом Туркменбаши и далее, через Каспийское море, дойдет до Баку, Тбилиси и Анкары с ответвлениями в Поти и Батуми, а от Анкары – до Стамбула.

Узбекистан, в свою очередь, заинтересован в строительстве железной дороги из Китая, но Кыргызстан, по территории которой должна пройти магистраль, тормозит реализацию этого проекта. ссылается на непосильное кредитное бремя и брать очередной заем у Китая не хочет. Главная претензия: грузопотоки будут недостаточными, чтобы отбить деньги и вернуть кредит Китаю. Кроме финансовой стороны есть еще и геополитическая – Бишкек хочет проложить маршрут так, чтобы соединить этой дорогой север и юг Кыргызстана. Но в этом не заинтересованы другие участники. Все надежды на Россию, которая не так давно вошла в проект. «На самом деле страны в транспортной сфере друг от друга очень зависят», – уточнил Эргашев.

Не совпадают мнения лидеров региона по вопросам экологии. В частности, у Кыргызстана особая позиция относительно экологической безопасности Центральной Азии и проблемы Аральского моря. Бишкек занял позицию стороннего наблюдателя и говорит, что это его не касается. То есть единые угрозы регион не объединяют. Поэтому нужен формат, который бы позволил решать эти вопросы. Нужно создавать единый орган долевого участия стран региона, например, единый банк, который бы финансировал совместные инвестиционные проекты. Например, автомобильная отрасль, которая уже объединяет Казахстан и Узбекистан. Также есть несколько направлений, которые могут уже сейчас стать пилотными проектами, чтобы включать друг друга в производство. Например, фармацевтика, нефтехимия.

«Если не на этом саммите, то на следующих будет поставлен вопрос об определенной институализации региональной интеграции. Нужны какие‑то постоянно действующие группы, которые бы готовили решения. Например, водно‑энергетическая группа, транспортная, пограничная», – полагает Бахтиер Эргашев.

Руководитель аналитической группы Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения РАН Станислав Притчин сказал, что Узбекистан продолжает поиск оптимальных форматов сотрудничества с соседями, в том числе по вопросам безопасности, стабилизации ситуации в Афганистане.

«Страны ЦА готовы совместно решать проблемы региона. Стороны демонстрируют благие намерения. Демонстрация конструктивного настроя является дополнительным фактором для оптимизма», – сказал научный сотрудник Института востоковедения РАН Александр Воробьев.

По его мнению, игроки переформатировали свою риторику, свое внешнеполитическое поведение в сторону большей открытости в отношениях друг с другом. Большую роль в этом сыграл Узбекистан. Имея большой политический и экономический вес, он задал тон. Другие участники вынуждены менять свою риторику.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться