Антинародный кризис. Чем грозит пандемия короновируса Казахстану?

Автор -
1884

    Пандемия короновируса может превратиться для Казахстана из внешнего шока в механизм внутренней нестабильности. И трансформировать экономические риски в социальные и политические. Так в общем виде выглядят выводы «Доклада об экономике Казахстана», опубликованного Всемирным банком 22 июля, пишет kz.expert.

    Это регулярный доклад, который публикуется каждые полгода. Но на этот раз обычный полугодовой обзор, в котором анализируются последние экономические события, среднесрочные перспективы развития и макроэкономическая политика, стал по-настоящему алармистским документом. В нем ставится под сомнение вся социальная фабрика Казахстана.

    Шок для «народной экономики»

    По мнению авторов доклада, экономические последствия COVID-19 стали крупнейшим шоком для экономики Казахстана за последние почти два десятилетия. Они принципиально отличаются от последствий двух предыдущих шоков — 2009-го и 2015-го годов.

    В предыдущих кризисах главным фактором стало падение цен на нефть, которое привело к сокращению совокупного спроса и сильно ударило по финансовому сектору. На этот раз жертвой шокового удара, по мнению Всемирного банка, стало совокупное предложение, так как необходимые меры изоляции ограничили привели к сокращению предложения товаров и услуг — просто потому, что не смогли найти своих покупателей.

    В отличие от спроса, факторы предложения гораздо сложнее восстановить мерами фискальных и монетарных мер стимулирования, тем более если эти меры будут предприниматься в условиях затяжной пандемии и длительного спада в мировой экономике.

    Удар по предложению, помимо экономического, имеет социальное измерение. Дело в том, отмечают эксперты ВБ, что сектора экономики страны, ориентированные на добычу и экспорт природных ресурсов, гораздо менее подвержены воздействию COVID-19. И они имеют больше шансов на быстрое восстановление.

    Основной удар принял на себя малый и средний бизнес, которые ориентирован на предложение товаров и услуг конечным потребителям и которому гораздо сложнее найти себе место в новых условиях экономики «социального дистанцирования». Но этот сектор является основным с точки зрения абсорбирования рабочей силы, поступающей в города с известным ускорением, которое определяется демографическими факторами.

    В докладе ВБ, к сожалению, нет никаких упоминаний о том, что запуск любого самостоятельного бизнеса в современном Казахстане весьма далек от атмосферы классического стартапа, но куда более близок к договорному процессу времен позднего средневековья, когда для открытия любой лавки или цеха нужно было договориться со всеми без исключения заинтересованными ведомствами и лицами.

    Таким образом, нынешний кризис может привести к еще большему разделению двух экономик — сырьевой «народной». В условиях, когда потребительские расходы и инвестиции, связанные с добычей полезных ископаемых, являются важным драйвером ВВП, на него вынуждена будет ориентироваться любая власть, а не только казахстанская, представители которой, как известно, имеют как правило личный интерес в развитии сырьевых секторов экономики страны.

    Неравенство и потеря человеческого капитала

    Результатом этого расхождения может стать рост бедности и социального неравенства в Казахстане. По предварительным оценкам авторов доклада, уровень бедности может возрасти в 2020 году с прогнозируемых 8,3% до 12,7%, что соответствует более 800 тысячам людей, живущих в бедности.

    Все эти люди окажутся заложниками ловушки, созданной современной системы образования. Социальное неравенство находит свое выражение и в разных возможностях получения образования — как финансовых, так и структурных. Даже без учета влияния глобальной пандемии COVID-19, система образования в Казахстане столкнулась с трендом ее ухудшения. По результатам международных тестов PISA, проведенных в 2018 году, успеваемость учащихся в Казахстане снизилась с уровня 2012 года и была на 100 баллов PISA ниже среднего значения по высокоразвитым странам из «клуба» ОЭСР.

    В переводе на обычный человеческий язык это означает, что среднестатистический учащийся в Казахстане отстает от своего сверстника в высокоразвитых странах на два с половиной года обучения в школе. Очевидно, что при такой средней температуре по школьной системе и ее угрожающей динамике, обеспеченные родители будут всеми силами искать альтернативные возможности для обучения своих чад. Что приведет к стремительному ухудшению системы образования в обычных школах, которые все еще доступны обычным гражданам.

    Уже сейчас результаты около двух третей учащихся, протестированных в рамках PISA, оказались ниже порога функциональной грамотности. Переход в этой ситуации на удаленное обучение с использованием онлайн-платформ и телевидения грозит серьезным ухудшением общей ситуации с человеческим капиталом в республике.

    Рецепты выздоровления

    Эксперты Всемирного банка считают, что изменить ситуацию в стране может перераспределение ресурсов из некоторых государственных программ в пользу мер по повышению доступа к образованию и здравоохранению.

    Другими словами, экономика должна развернуться к человеку. Для этого ей также необходимо опираться на большее использование ресурсов частного сектора, который сможет лучше адаптироваться в сложных условиях и реагировать на новые возможности.

    Эти, безусловно, правильные рекомендации выглядят чрезвычайно абстрактно с учетом реально существующей политической системы, которая ориентирована на создание и поддержку монополии на все — начиная с политической активности и заканчивая продажей самого необходимого.

    Такая монополия носит квазигосударственный характер — в том смысле, что она выступает в роли таковой, но по факту ориентирована на выжимание ренты для узкой элитной группы. И, независимо от провозглашаемых лозунгов, эта система будет работать на интересы этой группы — до самого последнего момента ее существования.

    Между тем…

    Интересный материал Platon.asia, который тоже касается темы, которая затронута Kz.expert

    Тем временем в нашем обществе усиливается тенденция разделения по принципу «мы (народ) и они (власть, политэлита, «крутые»)». Это достаточно сильный тревожный симптом, который власти невозмутимо игнорируют. Хотя государство как-то пытается нейтрализовывать рост недовольства, напряженности. Но традиционные методы «выпуска пара» через обсуждение разных срежисированных «громких событий», обещаний «реформ», запуска супер-пупер программ, контролируемое распыления протестов по различным темам уже не срабатывают – народ сейчас практически полностью не доверяет власти и элите, никому не доверяет, даже друг другу. (Кстати, высокий уровень доверия к власти, в среде межличностных отношений является главным признаком развитого государства.)

    В обществе неудержимо развивается пессимизм в отношении будущего и сегодняшнего социального климата. Довольно глубокий социальный пессимизм в Казахстане очень настораживает, так как казахи по своей ментальности являются оптимистами и редко когда оценивают свой уровень жизни как сильно плохой. То есть казахи редко признаются в своей нищете. У простого народа практически нет возможностей для самореализации, ибо без связей, знакомств, взяток это невозможно сделать.

    Сегодня стало уже привычным слышать от многих простых людей такую емкую характеристику власти: «Страшно далека от народа». В данный момент около 25-30% нашей молодежи живет на грани скрытого суицида, потому как у них практически отсутствует вера в хорошее Будущее. Как показывают исследования психологов, человек строит, ощущает настоящее, как образ будущего. Следовательно, отсутствие веры в хорошее будущее приводит к потере интереса к жизни, нити ее смысла, высокому уровню социального пессимизма. В большинстве своем именно среди простой казахстанской молодежи превалирует ощущение несправедливости социального устройства страны.

    В этой связи отметим, что выплаты 42500 тенге в связи с карантином власти назвали «социальной помощью в трудную минуту», по крайней мере, так написано на сайте енбек кз. Как говорится: айдағаның бес ешкі ысқырығың жер жарады. Другими словами, если вы хотите оказать помощь людям, оказавшимся в трудной ситуации, то сделайте это, не огораживаясь разными ограничениями. Власти же заявили, что в этот раз получить 42500 смогут только «оцифрованные», а другим – шиш с маслом. А как громко звучит одно из самоназваний Казахстана – социальное государство! Это все равно, что назвать кораблем тележку в степи. Ключевым пунктом в деле защиты интересов народа является система налогообложения. Многие развитые страны мира используют прогрессивное налогообложение (высокие налоги на высокие доходы), что наши власти «пытаются» ввести уже не первый год.

    Хотя, как считают некоторые эксперты, в условиях нашей экономики прогрессивные налоги необязательно ведут к справедливому распределению доходов. По их мнению, более справедливым является введение низкого налога на низкие зарплаты, высоких налогов на роскошь, «на понты», так сказать. Короче, когда, например, покупки дорогого жилья и дорогих бриллиантов, автомобилей будут облагаться достаточно большими налоговыми выплатами. Но разве пойдут на это наши «крутики», разве будут они себя ограничивать в удовольствиях? Возможно, только на прогрессивные налоги решатся наши власти (чтобы снизить социальное недовольство), к тому же неизвестно когда. Вот это и есть дозированная «социальная справедливость», «защита народных интересов». Впрочем, власти занимаются обеспечением социальных прав простых казахстанцев, как правило, только в информационном, виртуальном пространстве, с помощью своих экспертов, журналистов. При этом она позволяет им говорить на страницах СМИ о «попранных» интересах народа, не переходя определенную черту имитации инакомыслия и «оппозиционерства».

    Да и среди «оппозиционно» мыслящих, рассуждающих экспертов, общественных деятелей редко встретишь людей, глубоко сопереживающих, сочувствующих простому народу. Даже в среде правозащитников очень редко встретишь людей, которые обладают способностью сопереживать, сострадать простым людям, всегда готовы им помочь бескорыстно по мере своих возможностей и зачастую сверх них. Про таких людей казахи говорят ақ көңіл, жан пида. Вообще сегодня во всем обществе таких людей – единицы… Часто можно услышать, как разные общественные деятели осуждающе указывают на то, как простые люди «иждивенствуют», жалуются на судьбу вместо того, чтобы «пахать». Они ведь даже приблизительно не знают, какие трудности нищие казахстанцы переносят. В то время как наши «блатные» эксперты, а с их подачи и зарубежные ученые, аналитики, говорят о ловушке среднего дохода, в котором якобы пребывает Казахстан.

    А пронародных деятелей, экспертов обкладывают «красными флажками», лишают исследовательских, социальных проектов, связей, работы. Могут и посадить, если далеко перейдешь за красные флажки. Как это, в частности, произошло с Ароном Атабеком. Он стал защитником прав «пролетариата», «люмпенов» до конца, без остатка. Тем самым он был обречен, ибо он опасен как для правящей, так и для интеллектуальной элиты, скрепленных одной «цепью» — извлечением ренты из национальных богатств.

    В этой связи показательно, как аресты элитных «общественных деятелей» вызывают такой информационный «шухер», какого практически не было и нет вокруг вот уже почти 14-летнего заключения Арона Атабека. Простой народ тоже молчит, не ратует за освобождение Арона аға, возможно, потому, что «не положено». В итоге мы имеем два мира – две реальности и во главе всего этого стоит только одна прослойка, которая и получает основную часть ренты от национальных ресурсов.

     

     

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться