Инвесторы не идут в Кыргызстан: не хотят или не могут?

Автор -

    Банковский рынок стран СНГ давно уже признан специалистами наиболее привлекательным в долгосрочном плане. Причина здесь заключается в острой нехватке объемов кредитования в государствах бывшего Советского Союза. В принципе, это касается и Кыргызстана, несмотря на периодические политические коллапсы, происходящие в нашем государстве. Не секрет, что и сама страна чрезвычайно заинтересована в поступлении иностранных инвестиций вообще, и в банковский сектор в частности.

    «Кыргызстан широко открывает двери для иностранных инвестиций. Наша главная цель – обеспечить прозрачность экономики страны, безопасность инвестиций и не мешать развитию частного предпринимательства», – примерно такого рода заявления постоянно звучали из уст Алмазбека Атамбаева в период его пребывания на посту премьер-министра. Ему вторили и другие первые лица государства.

    Президент Роза Отунбаева лично участвовала в открытии нового головного офиса KICB (Kyrgyz Investment and Credit Bank) – одного из крупных банков с большой долей международного капитала.

    Приход заграничных финансов – это не просто вливание свежей крови для отечественной экономики, считают эксперты. Это, прежде всего, восполнение нехватки этой самой «крови», являющейся залогом экономического развития.

    «Здесь эффекты и макроэкономического характера, и в области микроэкономики. Среди них, основные – это приток непосредственно финансового капитала, это новые банковские технологии и продукты, усиление менеджерских навыков, увеличение уровня конкуренции в банковской системе», – поясняет эксперт, кандидат экономических наук Нурдин Илебаев.

    Для рядовых граждан инвестиции – это, прежде всего, снижение цен на банковские услуги, выгодные процентные ставки по кредитам, повышение качества обслуживания. То есть результат той самой конкуренции.

    По данным Национального статистического комитета, поступление прямых иностранных инвестиций уменьшается год от года. В 2010 году их общая сумма составила почти полмиллиарда долларов, а это на четверть миллиарда меньше показателей года 2009. По сравнению же с 2008 годом снижение составило более 420 миллионов долларов (в 2008 году объем притока прямых иностранных инвестиций равнялся порядка 866 миллионам долларов).

    Такие цифры связывают с повышенной революционностью Кыргызстана, однако, есть и другие причины. Что касается непосредственно банковской системы, то после последнего государственного переворота, эксперты заговорили об ее параличе.

    «Произошел значительный отток депозитов, что повлияло на работу всей банковской сферы. Часть средств сейчас ушла «под матрасы» и «в чулки». Это обстоятельство и определяет сложившуюся ситуацию. Банковская система парализована», – такую оценку ситуации дал в мае прошлого года председатель правления финансовой группы «Компаньон» Уланбек Термечиков.

    Слова эксперта подтвердили и официальные данные, представленные Национальным банком Кыргызстана. Согласно их сводкам, сумма депозитов в коммерческих банках республики только за первые дни мая сократилась почти на полмиллиарда сомов. Впрочем, и сейчас, спустя полтора года после апрельских событий 2010-го, говорят финансисты, потенциальные вкладчики не особо стремятся становиться вкладчиками реальными, предпочитая, если не хранить свои сбережения «в чулке», то вкладывать их в недвижимость.

    Однако тотальное недоверие местного населения к местным же банкам никак не отменяет заинтересованности наших граждан в получении от этих самых банков кредитов. Банк по сути своей является механизмом перераспределения финансов между вкладчиками и заемщиками. И если в Кыргызстан приходит иностранный банк, то он приходит со своими собственными деньгами, которые потом выдаются в виде кредитов уже нашим гражданам.

    Самое интересное, что, несмотря на все политические неурядицы, несмотря на отсутствие до недавнего времени всяческих условий для инвесторов, заграничные банки к нам все-таки стремятся. Но… не могут попасть.

    За последние пять лет, сообщают сами работники кредитных учреждений, в Кыргызстане пытались открыть свои филиалы минимум четыре иностранных банка – все с солидной, признанной во многих странах репутацией. Было все: и договоренности на высоком уровне, и обещания первых лиц государства оказать всяческую поддержку. Однако в итоге все грандиозные планы разбивались о бюрократические препоны, которые как ни странно, возникали при прямом участии Национального банка Кыргызстана, который затягивал процесс выдачи лицензий.

    Ярким примером такого поведения НБ КР может стать история с «ПроКредитБанком» (ПКБ), одним из учредителей которого является Европейский Банк Реконструкции и Развития. Свое желание прийти на кыргызстанский рынок ПКБ выразил в 2007 году, передав Нацбанку в ноябре все необходимые документы. Несмотря на предоставленную документацию, несмотря на статус данного кредитного учреждения НБ КР рассматривал вопрос выдачи лицензии в течение… года. После чего вернул документы на доработку. Продлевать свои бюрократические «мучения» «ПроКредитБанк» не стал, уйдя завоевывать иные рынки.

    «Представители «ПроКредитБанка» в свое время обращались к нам с просьбой посодействовать в скорейшем разрешении их вопроса. Но когда мы обратились в Национальный банк, там только развели руками. Они были вынуждены выполнять указания «сверху», а там не хотели пускать в нашу страну крупных зарубежных игроков», – рассказал KNews президент Союза банков Кыргызстана Анвар Абдраев.

    Вместе с тем на рынке Кыргызстана стал формироваться системообразующий банк, захватывающий контроль над основными финансовыми операциями в стране. При этом формировался он искусственно. Здесь речь идет об «АзияУниверсалБанке», который фактически работал в интересах Максима Бакиева и его приближенных лиц. О том, что АУБ использовался в качестве финансовой прачечной, Нацбанк заявил только после апрельских событий прошлого года. До этого же НБ КР после каждой ежегодной проверки, проводимой в «АзияУниверсалБанк», с непробиваемым упорством выдавал отчеты о том, что финансовое учреждение является «здоровым».

    Фактически АУБ превращался в монополиста – никто и никогда не озвучивал официальные данные о том, какую долю рынка контролировал этот банк до 2010 года. Однако, независимые эксперты, интересовавшиеся этим вопросом, сообщают, что доля «АзияУниверсалБанка», к примеру, на депозитном рынке составляла много больше разрешенных законом об антимонопольном регулировании 35 %. Вряд ли мощное влияние одного финансового учреждения на всю банковскую систему могло пройти незамеченным мимо контроллеров Национального банка страны. До сих пор в кулуарных разговорах финансисты говорят о том, что Нацбанк намеренно закрывал на это глаза, работая в интересах определенных лиц.

    Сразу после апрельской революции новые власти устроили глобальную «чистку», убирая из системы государственной службы «бакиевские кадры». «Метла» временного правительства, однако, вымела не очень чисто – из семи членов Правления НБ КР, работавших во времена предыдущего президента и его сына, сменились только трое.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться