Председатель Совета директоров «ФинансКредитБанка»: «Нам нечего скрывать»

Автор -

    Ситуация вокруг «ФинансКредитБанка» и Национального банка Кыргызстана в последнее время приобрела достаточно большой общественный резонанс. На защиту коммерческого банка встали многие парламентарии, представители фракций и банковская общественность. Для того чтобы разъяснить сложившуюся ситуацию, рассказав предысторию такого недопонимания, председатель Совета директоров «ФинансКредитБанка» Мохаммад Гафари дал свои пояснения.

    В мае 2011 года иранскими инвесторами было принято решение о приобретении пакета акций «ФинансКредитБанка». Почему выбор пал именно на этот банк?

    У наших инвесторов давно было желание работать на рынке Кыргызстана. У вас очень хорошее, либеральное валютное законодательство, закон о банках и сложившийся банковский сектор. Именно это нас привлекало. Следует отметить, что решение было принято на основании заверений высшего руководства Кыргызской Республики в поддержке и содействии этого проекта.

    После тщательного изучения законодательства республики, анализа работы коммерческих банков и консультаций с международными и местными специалистами в области финансов и банковского дела, мы провели мониторинг нескольких коммерческих банков, заинтересованных в продаже своих акций. По результатам исследований эксперты дали оценку, что наиболее независимым, чистым и прозрачным в своей деятельности является «ФинансКредитБанк». Сделка состоялась в мае этого года. Акционеры договорились между собой о равном долевом участии. Это было сделано для того, чтобы ни у кого из акционеров не было возможности диктовать свое мнение, у всех были равные права, и решения принимались коллегиально и сообща. Это способствует прозрачности принятия решений и исключает возможность лоббирования кем бы то ни было своих интересов.

    Получается сама сделка прошла спокойно и никаких нареканий со стороны надзорных органов и НБ КР не вызвала?

    Изначально так и было. Каждый наш акционер приобрел пакет акций, состоящий из менее 10 %. По закону мы не должны были предоставлять сведения об акционерах в соответствующие структуры, но мы пошли навстречу Нацбанку и предоставили запрашиваемые им данные об акционерах, согласно их требованиям. Нам абсолютно нечего скрывать и мы это уже доказали, опубликовав анкеты инвесторов на нашем сайте и в прессе, не смотря на то, что это считается конфиденциальной информацией.  Мы пошли на этот шаг с согласия самих акционеров. Учитывая скандал с «АзияУниверсалБанком», мы подумали, что НБ КР просто перестраховывается и это вполне объяснимо. Более того, при совершении сделки купли-продажи акций, были соблюдены все требования законодательства, о чем так же в своем заключении сделали вывод представители Государственной службы регулирования и надзора за финансовым рынком.

    Однако даже после этого в «ФинансКредитБанке» был веден прямой банковский надзор со стороны Нацбанка, в результате чего появилась масса информации в СМИ о необоснованности данной меры.

    Сначала я хочу сказать, что мы были первым банком, который даже приветствовал введение банковского надзора. Как я уже говорил ранее, «ФинансКредитБанк» – это очень открытый и прозрачный банк и мы посчитали, что эта мера только поможет нам лучше изучить положение и обратить внимание на сложные моменты, если таковые имеются. Но на деле вышло не совсем так, как мы ожидали.

    Изначально НБ КР устанавливал очень сжатые сроки по своим запросам, нам было тяжело в них укладываться, учитывая все существующие международные процедуры взаимодействия, а также сложности с легализацией документов. Ведь перед тем, как предоставлять документы, мы должны осуществить процедуру их легализации через МИД обеих стран, сделать перевод с фарси, заверить юридически, а это еще дополнительное время и, надо сказать, немалые деньги. Хотя по некоторым запросам Нацбанк давал нам всего 6 дней, два из которых выпадали на выходные здесь, в Кыргызстане, а два были выходными в Иране. Поэтому, конечно, было сложно уложиться в поставленные сроки.

    В целом, если говорить о возникшей ситуации, являясь государственным органом, регулирующим банковский сектор страны, НБ КР превысил, на наш взгляд, свои полномочия, определенные законодательством Кыргызской Республики, и создал условия, блокирующие наши инвестиционные планы.

    Так, Национальным банком к ОАО «ФинансКредитБанк КАБ» необоснованно и неправомерно были применены санкции в виде введения режима прямого банковского надзора, установки двух дополнительных экономических нормативов, ограничивающих работу с вкладчиками, а также заблокированы все счета акционеров и наложен запрет на некоторые операции банка. Данное обстоятельство практически полностью подорвало инвестиционные планы и усложнило текущую деятельность банка осуществлять свою деятельность. Кроме того, действия Национального банка нарушили права и интересы вкладчиков и других клиентов банка, приведя их к убыткам.

    В нашем понимании применение санкций — это наказание за нарушения законодательства (в первую очередь — экономические нарушения). На указанный момент таких нарушений со стороны банка не было, финансовое состояние было стабильным и все экономические нормативы соблюдались.

    Более того, Нацбанк, являясь регулятором банковской системы, и ответственным за поддержание стабильности в ней, конкретно по нашему вопросу, должен концентрироваться на следующих моментах:

    — Легальность (законность) происхождения средств, направленных на приобретение акций. Нами они были представлены в виде налоговых деклараций акционеров за 5 лет, где показано то, что все их доходы являются официально задекларированными, то есть — легальными.

    — Платежеспособность акционеров. Задекларированные доходы и сведения, изложенные в анкетах, показывают их финансовую состоятельность.

    — Несвязанность с ядерной программой Ирана. Вопросы о, якобы, имеющейся связи акционеров с ядерной программой Ирана можно проследить по спискам юридических и физических лиц, имеющихся в приложениях к Резолюциям ООН: акционеры ОАО «ФинансКредитБанк КАБ» в этих списках не значатся и никак не аффилированы с ними.

    В дополнение к этому — непричастность акционеров к схемам по отмыванию денег и финансированию терроризма. Вопросы непричастности к схемам по отмыванию денег были подтверждены письмом Государственной службы финансовой разведки КР № 1474 от 22 сентября текущего года.

    Несмотря на наличие противоречий в нормативно-правовых актах и решение суда о незаконности требования Нацбанком документов, НБ КР продолжает запрашивать от банка дополнительную информацию, включая ту, которой сам банк не располагает и не имеет возможности для ее получения. Например — полные сведения, включая учредительные документы по компаниям, а также по их материнским компаниям, где когда-то работали акционеры. При этом в нормативно правовых актах НБ КР не оговорен полный перечень документов, который должны представлять акционеры. В связи с этим у меня возникает вопрос: «существует ли предел требованиям НБ КР по предоставлению сведений? И все ли банки предоставляли аналогичные пакеты документов?».

    В целом действия Национального банка не только противоречат законодательству, но и нарушают права инвесторов, гарантированные законом «Об инвестициях в Кыргызской Республике» и соглашением «О взаимном поощрении и защите инвестиций» между правительствами Кыргызстана и Ирана. Также данные действия противоречат всем принципам, направленным на развитие экономики, делая «пустой» декларацией заявления государства о стимулировании инвестиций и создании привлекательного инвестиционного климата.

    В связи с запретом на проведение операций, приостановлены действия по увеличению размеров капитала банка за счет внесения средств акционерами банка. Хотя уже в настоящий момент мы готовы вложить в экономику Кыргызстана только из собственных средств более 30 миллионов долларов США, а в перспективе также намерены привлечь значительные дополнительные инвестиции.

    Иран является страной с масштабной экономикой, имеющей богатые природные ресурсы и — самое главное — готовой инвестировать значительные средства в экономику Кыргызстана в виде прямых частных инвестиций.

    Что вы можете сказать о заявлениях парламентариев, а так же президента Союза банков Анвара Абдраева о необоснованности действий НБ КР по отношению к «ФинансКредитБанку»?

    Нас обвиняют в политизации ситуации, но я хочу пояснить: мы прилагаем все усилия для того, что бы уладить все вопросы внутри банковской системы и всегда старались установить с НБ КР рабочие конструктивные отношения. «ФинансКредитБанк» — это кыргызстанский банк, он находится на территории этой страны и его сотрудники — граждане Кыргызстана, поэтому вполне нормально, когда парламентарии хотят разобраться в ситуации, которая уже и без того получила широкую огласку благодаря первоначальным действиям и некоторым интервью самих сотрудников Нацбанка.

    Ряд парламентариев, представителей различных фракций, пришли к схожим мнениям, которые, как мне кажется, сложились у них на основании детального изучения ситуации и соответствующей документации.

    Парламентский Комитет по бюджету и финансам совместно с Комитетом по экономической стратегии, инвестиционной политике и туризму Жогорку Кенеша провели два заседания. По их результатам, парламентарии пришли к выводу, что действия НБ КР  в отношении «ФинансКредитБанка» необоснованы. Кстати, после каждого из таких заседаний Нацбанк, видимо, в наказание нам, вводит ужесточения ограничений и дополнительные меры. Так, например, после того, как один из наших акционеров подал в суд иск о правомерности требований НБ КР, Нацбанк ввел ограничения по депозитам для физических лиц, хотя эта мера вводится только в случае ухудшения финансового положения банка, чего на сегодняшний момент нет, более того — мы даже планируем существенное увеличение уставного капитала.      

    Каким вы видите выход из данной ситуации, сложившейся между «ФинансКредитБанком» и НБ КР?                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                   

    Мы все же надеемся на благополучное разрешение ситуации. Пользуясь возможностью, я хочу поблагодарить наших клиентов и партнеров за их веру в нас, и за то, что они по-прежнему остаются с нами. Нам также приятно, что уважаемые парламентарии — представители разных фракций и разных комитетов, а также многие представители банковского сообщества, изучив все документы, поддержали нас.

    Хочу сказать, что сфера банковских услуг очень «чувствительна» к подобным сложным ситуациям, и мы готовы к конструктивному сотрудничеству. Нами постоянно проводится колоссальная работа по выполнению всех требований НБ КР, что требует значительных затрат труда, времени и средств. И все это мы делаем для того, чтобы, наконец, в полной мере осуществить планируемые инвестиции в бизнес и в Кыргызстан.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться