«ОРТ: проводить ли его на узбекском языке?»

Автор -
229

За последнее время мы стали свидетелями жарких споров о правомерности проведения Общереспубликанского тестирования (ОРТ) на узбекском языке. Как инициатор проведения ОРТ в 2002 году, мне хотелось бы пояснить, чем мы руководствовались, когда принимали решение проводить тестирование на трех языках, и в том числе на узбекском.

В 2001 году, когда я была министром образования, обратились некоторые Жогорку Кенеша и айыльных кенешей с просьбой выделить им квоты в вузах страны, чтобы они сами могли распределять их среди абитуриентов. Тогда выделялось 3 тысячи 500 бюджетных мест в вузах. Было очевидно, что  просто количественное распределение бюджетных мест совершенно не решало как проблему объективности при поступлении в вуз, так и проблему дискриминации наиболее уязвимых представителей населения. Действующие тогда правила поступления в вузы создавали условия для коррупции. Реформа образования, которую мы начинали тогда, требовала, чтобы любой, кто хорошо учился в школе и обладал способностью самостоятельно мыслить, имел право учиться на бюджетном отделении вузов независимо от национальности, языка обучения, социального статуса.

Цифры говорят сами за себя: узбекскоязычных и русскоязычных школ почти поровну

Тогда в Кыргызстане насчитывалось 2045 общеобразовательных школ, из них 351 – городских и 1694 сельских школ. В большинстве школ обучение проводилось на кыргызском языке, в 148 школах – на русском, в 132 – на узбекском, в одной – на таджикском и в 421 – на двух и более языках. Это свидетельствует о том, что в обучение на узбекском языке всегда вкладывались значительные ресурсы.

Согласно данным переписи населения 2009 года, 14,2 % населения Кыргызстана – узбекской национальности и 7,8 % — русской. Поэтому я считаю абсолютно правильным, что и преподавание и тестирование проводятся на узбекском языке. Государство должно быть заинтересовано в том, чтобы все население страны, независимо от национальной принадлежности, было достаточно образованным. Поэтому, мне кажется, не стоит  демонстрировать свой национализм, лишая  молодых людей – кыргызов, русских, узбеков — возможности получать качественное образование.

Некоторые противники проведения ОРТ на узбекском языке также говорят о том, что тест должен переводиться не за счет государства, а за счет родителей. Они утверждают, что родители учеников русскоязычных и кыргызскоязычных школ не обязаны платить на перевод тестов на неофициальные языки. Аргументируют они это тем, что грант USAID выдан Центру оценки в образовании и методов обучения (ЦООМО) для субъектов Кыргызстана для развития национальной системы тестирования. Но разве узбеки не граждане Кыргызстана? Разве они не оплачивают налоги? Они точно также имеют полное право на услуги государства.

И если государство дало детям возможность 11 лет учиться на узбекском языке, то почему перевод тестов для них должен быть платным? Перевод на узбекский язык стоит 2 сома 33 тыйына, то есть цена за предоставление равного шанса получить высшее всем гражданам Кыргызстана, членами которого являются и узбекские выпускники, скажем прямо, невысокая. Они также платят за тест, разрабатываемый на русском, кыргызском и узбекском языках.  Поэтому выпускники имеют полное право сдавать тест на том языке, на котором государство уже дало им возможность обучаться. 

Законодательство и ОРТ

В Конституции Кыргызской Республики написано, что кыргызский язык – государственный, а русский – официальный, а все граждане имеют равное право на образование. Поэтому узбекское население также имеет право на образование, в том числе и на своем родном языке. И если узбекскоязычное население получит качественное образование, то польза будет всем живущим в нашей стране: появится больше квалифицированных работников, повысится культурный уровень всего населения.   

Законодательным основанием для проведения ОРТ на трех языках являются следующие документы:

— Временное положение об общереспубликанском тестировании абитуриентов, претендующих на государственные образовательные гранты и создании Независимой тестовой службы тестирования от 18 апреля 2002 года № 91.  Глава 2 пункт 3: «Тестирование абитуриентов осуществляется на кыргызском, русском и узбекском языке»;

— Положение об общереспубликанском тестировании абитуриентов, претендующих на государственные образовательные гранты от 30 марта 2004 года № 114. Глава 4, пункт 15: «Для тестирования абитуриентов используются тесты двух видов: основной тест и предметные тесты, которые составляются на кыргызском, русском и узбекском языках»;

— Положение об общереспубликанском тестировании абитуриентов, претендующих на государственные образовательные гранты от 2 июня 2006 года № 404. Глава 4, пункт 14: «Для тестирования абитуриентов используются тесты двух видов: основной тест и предметные тесты, которые составляются на кыргызском, русском и или любом другом языке»;

— Положение об общереспубликанском тестировании абитуриентов в редакции от 31 января 2012 года № 69. Глава 4, пункт 15: «Для тестирования абитуриентов используются тесты двух видов: основной тест и предметные тесты, которые составляются на кыргызском, русском или любом другом языке».

С 2002 по 2006 годы ЦООМО назначался указом президента и обязан был действовать на основании указанных положений. С 2006 года ЦООМО работает по контракту с Министерством образования и науки, в котором указано, что «разработка и проведение основного и предметного тестов производится на кыргызском, русском и узбекском языках».

Цель ОРТ – проверить не знания школьной программы, а умение критически мыслить и обучаться в вузе

Тестирование – это целая наука, и никто ею в советское время не занимался. Поэтому, когда было решено проводить ОРТ, мы обратились в Службу тестирования в образовании (Educational Testing Service) в Принстоне  (США). Главные специалисты, составлявшие такие тесты, как GMAT, GRE, TOEFL, SAT, приехали в Кыргызстан, чтобы  помочь в организации  ОРТ. Например, математический компонент ОРТ готовил доктор математических наук, разработчик тестов SAT, GRE и GMAT Марк Зельман.

Постоянно поднимается вопрос о соответствии ОРТ школьной программе. Школьная программа – это проверка знаний выпускника, в том числе по учебнику. Цель же ОРТ – измерить, насколько человек умеет критически мыслить и оперировать имеющими знаниями, независимо от того, по какой программе или по какому учебнику он занимался. То есть измеряется способность абитуриента обучаться в вузе.

Думаю, что сегодня любой ректор вуза подтвердит, что абитуриенты с высоким баллом ОРТ – действительно достойные молодые люди, потому что тест определяет реальные способности абитуриентов. А что касается тех, кто не счел возможным участвовать в ОРТ, то для них государство должно создать возможности профессиональной подготовки в других условиях. В целом, я считаю, что в настоящее время необходимо говорить не столько о языковой составляющей наших тестов для поступления в вузы, а о реальной реформе образования.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться