Экс-вице-премьер Зилалиев посоветовал президенту КР гнать в шею тех, кто готовил материалы на Совбез

Автор -
790

Экс-вице премьер-министр Дуйшенбек Зилалиев распространил обращение к президенту Сооронбаю Жээнбекову, где разоблачает деятельность Госгеологии.

Ниже приводим текст письма:

«Обращаюсь к вам, как к председателю Совета безопасности КР. На прошлой неделе прошло очередное заседание Совбеза, на котором обсуждался вопрос о состоянии дел в недропользовании. Очень актуальная тема. Но, к сожалению, доклады выступающих сводились лишь к тому, что с 2013 по 2017 гг. (период, когда я руководил этой отраслью) выдано много лицензий и, следовательно, выросла коррупция. В итоге в решении Совбеза рекомендовано ужесточить, а значит усложнить, процедуру выдачи лицензий, что в результате должно:

  • привести к снижению коррупции;
  • упорядочить выдачу лицензий и усилить контроль над ними.

Это в корне неверный тезис и вывод!!!

Сделан либо неправильный анализ, либо это откровенная диверсия со стороны тех, кто готовил материалы на Совбез. Гоните их в шею! Они вас еще не раз подставят!

Объясню свою позицию. Я прошел этот путь. И он отчасти оказался ошибочным. Поэтому не повторяйте его. В конце лета 2013 года я директором Госагентства по геологии назначен с должности заместителя секретаря Совбеза (тогда Совета обороны). Первой и главной задачей передо мной тогда президент Алмазбек Атамбаев поставил  задачу – искоренить коррупцию. Поскольку к тому времени в этой отрасли отсутствовал порядок, то Госагентство по геологии сотрясали скандалы. Вы, да и весь народ прекрасно это помнит. Если нет, то поищите информацию в интернете за 2011-2013 годы.

Первичный анализ действительно показал наличие двух больших проблем:

  1. наличие системной коррупции в вопросах лицензирования и иных вопросов, связанных с лицензиями;
  2. противостояние компаний с местным населением.

Это я указываю только на крупные проблемы, решение которых бы позволило быстро и кардинально изменить положение в недропользовании в положительную сторону. Была масса и других сопутствующих проблем, на которых я остановлюсь позже. Мы взялись за решение обеих проблем одновременно – времени не было решать их по очереди. Требовался прорыв в отрасли!

Начну с борьбы с коррупцией. Я первым делом обратился за помощью к замсекретарю, позже секретарю Совбеза, покойному Темиру Джумакадырову. Почему? Я понимал, что в реализации мероприятий по борьбе с коррупцией в этой отрасли я столкнусь с большим противостоянием. Позже, время подтвердило, что я оказался прав. Каких только интриг и нападок мы не пережили! Но это другая тема. А для эффективной деятельности в этом направлении нужна была мощная административно-политическая поддержка. И таким органом тогда был Совбез. Тем более он тогда уже провозгласил начало масштабной борьбы с коррупцией во всех госорганах. Темир меня сразу поддержал в этом начинании. Создана специальная рабочая группа по демонтажу коррупционных схем в Госгеологии под эгидой Совбеза, в которую вошли как сотрудники Совбеза, так и представители правоохранительных органов. По результатам работы эта группа с участием специалистов Госгеологии, а также независимых экспертов в течение непродолжительного времени вынесла на рассмотрение впервые в истории Кыргызстана План по демонтажу коррупционных схем в отдельном госоргане (в данном случае Госгеологии). Тогда выявили 13 коррупционных схем. Презентация о наличии этих схем и как мы предполагали с ними бороться представлена мною в агентстве «Кабар» где-то в конце 2013 года. Точно не помню, но в сети эта пресс-конференция есть. В этом плане предусмотрена реализация порядка 70 мероприятий, направленных на демонтаж коррупции. Не буду их перечислять, но одним из них как раз было – ужесточение требование при выдаче лицензий! Я как бывший силовик настаивал именно на самых крайних мерах жесткости. Но жизнь быстро внесла коррективы. Уже через непродолжительное время (2-3 месяца) ко мне начала поступать информация, что услуги взяточников от Госгеологии за разрешение вопросов, связанных с лицензией, выросли в 2-3 раза! То есть мы добились абсолютно обратного эффекта. Я об этом доложился на очередном заседании рабочей группы в Совбезе. После долгих обсуждений принято единственно правильное решение, позже это подтвердило и время — убрать все искусственные административные преграды в вопросах выдачи лицензий. То есть выдавать их без лишних проволочек, в строгом соответствии с Законом «О недрах». Я мониторил этот вопрос, анализировал и делал выводы по работе Межведомственной комиссии по лицензированию при Госгеологии. Признаюсь, это была адская работа. Три раза в неделю рассматривали 100 – 120 вопросов на каждом заседании. В таком режиме мы проработали больше года. Но мы практически сразу же получили положительный эффект. Он заключался в том, что:

— ликвидирована очередь с заявлениями (а таких к началу моей работы было много), которые копились годами. Мною введен жесткий контроль по соблюдению сроков рассматриваемых заявок. Не больше 30 дней. Ровно как и указано в Положении о порядке лицензирования. За затягивание сроков сотрудник жестко наказывался. По всем сигналам о возможных фактах коррупции я все материалы передавал в прокуратуру, финпол и ГКНБ. Уволены более 10 сотрудников за нечистоплотность;

— бизнесмены поверили, что в течение 30 дней можно спокойно, в рамках действующего законодательства получить лицензии. Причем без взяток! Сразу оговорюсь. Речь идет в основном об общераспространённых полезных ископаемых (инертные материалы, вода и др.), поскольку они составляют около 65-70% от объема всех лицензий. Остальные полезные ископаемые (золото, уголь, другие металлы) мы сразу же стали переводить в разряд аукционных и конкурсных объектов. Путем прямых переговоров по этим полезным ископаемым выдавались лицензии только на поиски и разведку. Позже мы и разведку с прогнозными запасами по категории Р1 и Р2 тоже начали переводить в категорию аукционных, чтобы пополнить госбюджет;

— моментально прекратились жалобы на взяточничество по вопросам лицензирования. Это неоднократно отмечалось Совбезом, правительством, международными организациями и другими органами, а также самими недропользователями. Были и другие положительные моменты, которые я сейчас расписывать не буду. Даже вторичный (спекулятивный) рынок лицензий сразу рухнул! Сработал рыночный закон. Если можно законно и бесплатно получить лицензию у государства, то нет смысла за огромные деньги выкупать у частников. От вторичного рынка лицензий уйти очень сложно (это мировая практика). Есть один жесткий выход – законодательно сделать лицензию на недропользование неотчуждаемой. Но это тоже создает очень много других проблем и этот вопрос нужно рассматривать аккуратно.

Вернусь к вопросу лицензирования. Мною с первых же месяцев внедрен порядок открытых заседаний комиссии по вопросам лицензирования в Госгеологии. В заседании комиссии мог принятьлюбой желающий. Двери были открыты для всех. Надеюсь, что до сих пор открыты. Этим воспользовались журналисты, нпошники, недропользователи и многие другие. От членов комиссии в первое время я получал недовольные отзывы, что заседание комиссии превратился в «проходной двор». Но я не отказался от этой идеи. Эта мера позволила кардинально снизить манипулирование на заседаниях и сделать процесс лицензирования максимально открытым и прозрачным. В 2016 году в международном рейтинге Кыргызстан среди добывающих стран по открытости и прозрачности процесса лицензирования занял 6-е место!!! Такого в истории никогда не было! Сейчас мы находимся в конце этого рейтинга, или может нас там уже и нет.

Прозрачность лицензирования повлекла за собой бурный поток инвестиций в отрасль. На заседании Совбеза нынешний руководитель ГКПЭН на слайдах отчетливо показал, как в течение 3х лет доходы от горнорудной отрасли показывали рекордный рост, до 70-100% в год!!!

То есть в результате принятых комплексных мер мы смогли минимизировать коррупцию в отрасли, сделать ее прозрачной и привлечь инвестиции. Цифры и факты говорят за себя.

Встает вопрос, как регулировать количество лицензий на рынке? И надо ли? 2,5 тыс. лицензий для Кыргызстана это много или мало? А какое количество лицензий будет оптимальным? Я тоже задавался такими вопросами. К примеру, в Монголии, где население в 2,5 раза меньше, чем в КР, лицензий на недропользование в 1,5 – 2 раза больше, чем у нас. В этой связи, мы пришли к выводу: нельзя искусственно регулировать количество лицензий на руках. Это большая ошибка. И приведет к волюнтаризму со стороны госорганов. Единственный оптимальный выход – это установление простых и понятных правил пользования уже выданных лицензий и установление жесткого мониторинга за соблюдением этих правил. Не соблюдаешь правила – верни лицензию государству, а оно в свою очередь передаст ее более добросовестному недропользователю. Мы еще в 2015 году предлагали правительству:

  1. в несколько раз увеличить ставки ПУЛа уже со второго года пользования;
  2. в 1,5-2 раза (это для золота и других драгметаллов) и в несколько раз для других видов полезных ископаемых увеличить ставки бонусов. Это позволит добиться двух эффектов. Будет способствовать приходу серьезных компаний на наш рынок недропользования и затруднить дальнейшую перепродажу (спекуляцию) лицензий. Отмечаю, я последовательно поднимал этот вопрос по нескольку раз в 2015 и 2016 годах. Но категорически против этой идеи выступали Министерство экономики иАппарат правительства со ссылкой на мнение бизнеса. Я так и не смог убедить их, что бизнес в любом случае не останется в накладе (речь идет о добросовестных бизнесменах), а государство и народ Кыргызстана выиграли бы по нескольким направлениям. При повышении ставок ПУЛа недропользователь моментально начнет вкладывать денежные средства в проведение поисков и разведки месторождений, потому что знает, что со второго года он будет платить ПУЛ в несколько раз больше, а на 3й год еще больше. То есть, он не будет годами держать на руках лицензию, ожидая какого-нибудь покупателя. Это ему станет невыгодно. Он вынужден будет быстро начать осваивать месторождение, либо сдать лицензию государству. Вы увидите, что после повышения ставок ПУЛ уже через 1 год пойдет резкое естественное сокращение числа лицензий на рынке. Еще один эффект — поскольку плата за удержание лицензий (ПУЛ) в 100% объеме поступает в местный бюджет (айыл окмоту), то мы резко увеличим поступление средств в регионы. А богатые айыл окмоту – это снижение нагрузки на республиканский бюджет, т.е. регионы начнут выходить из дотаций. Кстати, уже есть многочисленная положительная практика в некоторых районах страны по этому вопросу. Что касается бонусов, то тут вопросов нет. Они напрямую пополнят республиканский бюджет.

Сооронбай Шарипович, на заседании Совбеза очень много говорилось о коррупции в сфере недропользования. Я тоже об этом слышу. Мне также многие жаловались в последнее время, особенно в последние полгода. Я ушел из ГКПЭН в 2017 году И не надо перекладывать с больной головы на здоровую. Довести госорган и отрасль до такого состояния за 1,5 года – это надо быть вредителем. Это уже проблема ваших кадров. Решайте, а то опять подставят.

Хочу обратиться к коллективу Госгеологии. На заседании Совбеза вы все, как и я, вплоть до уборщицы объявлены коррупционерами. Конечно, это грязная ложь! Разделяю ваше возмущение и недоумение. Сами не умеют работать, и у них всегда виноваты другие! Я горжусь тем, что мне пришлось с вами поработать! Наша с вами вина только в том, что мы вместе с утра до ночи пахали на благо страны достигли больших результатов. Всевышний свидетель этому. Мы с вами стали жертвами политических грязных игр. Потерпите. Эти смутные времена тоже пройдут!

На этом я завершаю свое первое обращение по материалам Совбеза. Честно говоря, от руки в тюрьме много и не напишешь. В следующих письмах я подниму темы со своими соображениями по спекуляции с лицензиями на вторичном рынке, (которые мы начали, но, к сожалению не успели реализовать), о работе с местным населением, о вывозе руды, об аукционах и конкурсах, о Кумторе, могу рассказать о том, кто пытался лоббировать интересы высокопоставленных лиц, в том числе занимающих и в настоящее время видные политические должностипри получении лицензии на недропользование,и о многом другом…»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться