Суд по делу о модернизации ТЭЦ Бишкека: Какие показания дала Нурсулу Ахметова?

Автор -
589

Вчера, 3 июля, во второй половине дня по делу ТЭЦ допрашивалась Нурсулу Ахметова, бывшая завотделом финансово-экономического анализа Аппарата gрезидента КР. О ее показаниях в соцсетях рассказал адвокат Сапара Исакова Нурбек Токтакунов:

«Государственное обвинение выделяет в её показаниях два пункта.

Первое. Она показала, что в Национальной стратегии устойчивого развития отмечен национальный проект «Модернизация ТЭЦ г. Бишкек» стоимостью 150 млн долларов. На наши вопросы, откуда взялась эта цена и как она обоснована, Ахметова ответила, что этим по идее должны были заниматься профильные министерства и ведомства, но конкретно ничего не ответила.

Она и не могла ничего по этому поводу сказать, так как мы выясняли этот вопрос и разобрались, что цифра взята с «потолка», каких-либо расчетов или ТЭО под эту сумму нет. Во времена ЦАРИИ в 2009 году были начаты переговоры со Всемирным банком, который намеревался модернизировать ТЭЦ под газовое топливо и, естественно, с последующим повышением тарифов на энергию.

Однако, как это документально уже подтверждено, огромные средства, выделенные для подготовки ТЭО в итоге перенаправили, с согласия Всемирного банка, на подготовку к очередному отопительному сезону. Другими словами, деньги на ТЭО распилили.

Следующим пунктом, которое обвинение выделило в её показаниях было то, что в 2013 году Сапар Исаков подготовил служебную записку на имя президента и обратился к ней для согласования и подписания по экономической части. Что она и сделала.

Эта служебная записка одна из многих странностей этого дела. В обвинительном заключении указано, что ней особо выделяются ценовые и технические предложения китайской компании ТВЕА.

Однако, я уже наверное в сотый раз перечитываю эту записку и не могу понять каким образом в ней особо выделяются предложения ТВЕА. В записке подробно описаны ценовые и технические условия всех компаний-претендентов. Поэтому я и спросил у Ахметовой, а в каком месте записки и каким именно образом выделяется компания ТВЕА. Она не смогла ничего внятного сказать (аудио-видео фиксация суда ведется).

Я давно уже пытаюсь разобраться с этим вопросом и однажды спросил об этом в стенах ГКНБ другого свидетеля — сотрудника ОАО «Электрические станции» (о нем подробнее позже). Где, спрашиваю у него, в служебной записке особо выделяется компания ТВЕА. Он ответил: «Ну как же, смотрите, компания РАО ЕЭС предлагает 260 мегаватт мощности за 518 млн долларов, а это 2 тысячи долларов за киловатт. А компания ТВЕА предлагает 300 мегаватт мощности за 390 млн долларов, а это около 1300 долларов за киловатт. Конечно, президент заинтересуется компанией ТВЕА».

Это чистая правда, желающим могу показать протокол. Вот таким образом строится обвинение — Сапар Исаков виноват в том, что ТВЕА запросило меньше, чем Интер РАО ЕЭС.

Далее, мы стали выяснять, чей отдел на самом деле готовил записку — Ахметовой или Исакова. Дело в том, что Исаков утверждает, что её на самом деле записку готовил отдел Ахметовой.

Выяснить это не представляло труда — мы запросили в Аппарате Президента информацию о принадлежности индекса («собачка»), указанной внутри штампа, проставленного на документе. Оказалось, что эта «собачка» принадлежит отделу Нурсулуу Ахметовой. Сапар Исаков проинформировал её об этом факте, показав ей штамп на документе.

Нурсулуу Ахметова сильно расстроилась и объяснила этот факт тем, что бюрократия, это всего лишь бюрократия, а их отношения в аппарате носили доверительный характер. Но расстраиваться то ей было нечему, так как ничего предосудительного в этой записке нет, как бы это не преподносили следователи ГКНБ.

После написания этой записки, продолжала Ахметова, она проконсультировалась с экспертами и обратилась к президенту с другой запиской, в которой выражала сомнения в компании ТВЕА. Однако выяснила, что вопрос уже решен. Дело в том, что китайское правительство дипломатической нотой уже порекомендовало в качестве подрядчика именно ТВЕА.

Другими словами, это означало — хочешь льготный кредит, берешь вместе с ТВЕА, не хочешь ТВЕА, нет льготного кредита. Увлеченность быстрыми, но связанными кредитами, это большая проблема действующей национальной политики, о которой я уже писал и еще напишу. Но можно ли квалифицировать, как преступление то, что идет в русле национальной политики?

В этот момент между Исаковым и Ахметовой произошел интересный диалог. Исаков спросил, почему же она не настаивала на своих сомнениях в ТВЕА, разве Атамбаев запрещал спорить с ним. Ахметова ответила, что не только не запрещал, а всегда просил оппонировать ему аргументами. Что она неоднократно делала, заметила она.

Что интересно в момент этого диалога как раз начинался митинг под названием «Соке болбой калды» у здания Форума. Я подумал, что это как раз тот самый корень наших государственных проблем, что президенту начинают противоречить «послезавтра», когда он уже не президент.

Как я понял из выступлений депутатов Омуркуловых да Жумабековых, это оказывается само собой разумеется — как же ему противоречить, если он президент. В их головы оказывается не вмещается мысль, что президенту не то, что можно противоречить, а нужно.

И если каким нибудь образом не поместить им в головы эту мысль, то и Сооронбаю Жээнбекову никто не будет противоречить. А ведь он уже нацелился на 7 миллиардов быстрых, но связанных китайских кредитов. И с подобным парламентом, кланяющимся действующему хану, и пинающим ушедшего, сможем ли мы поменять национальную политику брать в долг слишком много быстрых, но связанных китайских кредитов».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться